0

ФНС России разъяснила особенности налогообложения принадлежащих физическим лицам машино-мест

При исчислении налога на имущество физических лиц для машино-места применяются пониженные налоговые ставки (не более 0,3%), налоговые льготы для отдельных категорий лиц (пенсионеров, инвалидов, ветеранов боевых действий и т.п.), а также понижающие коэффициенты, предусмотренные пп. 8 — 8.2 ст. 408 НК РФ.

Под машино-местом понимается предназначенная исключительно для размещения транспортного средства индивидуально-определенная часть здания или сооружения. При этом она не ограничена либо частично ограничена строительной или иной конструкцией, границы машино-места должны быть описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке.

Налоговые органы определяют такой вид недвижимости одним из следующих способов:

  • на основании сведений о машино-месте, представленных органом Росреестра исходя из ст. 85 НК РФ в рамках регулярного информационного обмена;
  • в соответствии с ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 03.07.2016 № 315-ФЗ: объект недвижимости, отвечающий требованиям и характеристикам машино-места, права на который были зарегистрированы до 1 января 2017 года. Машино-местом признается и объект, созданный или создающийся на основании заключенного до указанной даты договора участия в долевом строительстве или иного договора, предусмотренного законодательством.

Подтвердить признание объекта недвижимости машино-местом могут документы, являющиеся основанием возникновения (подтверждения) права на него и (или) определяющие его характеристики в этом качестве. Например, договоры, акты или иные документы, выражающие содержание сделки с объектом недвижимости, проектная документация здания или сооружения, в которых расположено машино-место, акт о присвоении адреса объекту с указанием номера машино-места, разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, кадастровые или технические паспорта, технические планы, вступившее в силу судебное постановление и др.

Расчет налога в отношении машино-места включается в налоговое уведомление, направляемое физическому лицу для уплаты налога.

Соответствующие разъяснения размещены на сайте ФНС России и направлены налоговым органам.

0

Неосновательное обогащение: суд против корректировки базы по НДС на авансы и стоимость работ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 апреля 2022 г. N 306-ЭС22-4027

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации Завьялова Т.В., изучив кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Строй-Ком» (далее — общество, налогоплательщик) на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 09.06.2021 по делу N А65-7803/2021, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2021 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21.12.2021 по тому же делу

по заявлению общества к Управлению федеральной налоговой службы по Республике Татарстан (далее — управление), Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Республике Татарстан (далее — инспекция, налоговый орган) о признании незаконным решения от 17.09.2020 N 19 об отказе в возмещении НДС и решения от 17.09.2020 N 2086 о привлечен к налоговой ответственности,

 

установила:

 

решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 09.06.2021, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2021 и постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 21.12.2021, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе общество ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов, полагая, что выводы судов сделаны без учета всех фактических обстоятельств дела и при неверной оценке представленных доказательств.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационных жалобе, представлении доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как следует из судебных актов, по результатам камеральной налоговой проверки уточненной налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 2 квартал 2017 года инспекцией вынесено оспариваемое решения, согласно которому общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Налоговый кодекс) в виде взыскания штрафных санкций в размере 52 449,40 рублей, ему начислены пени на момент вынесения решения в сумме 274 977,60 рублей, предложено уплатить недоимку по НДС в размере 1 048 988 рублей. Налоговый орган исходил из того, что налогоплательщиком необоснованно исключены из налогооблагаемой базы хозяйственные операции по счетам — фактуры, выставленным в адрес общества с ограниченной ответственностью «ТМК» по отгруженным товарам (работам, услугам), которые ранее были отражены налогоплательщиком в налоговой декларации по НДС за 2 квартал 2017 года.

Указанные уточнения обществом мотивированы тем, что решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 02.07.2019 по делу N А65-4550/2018 установлено, что фактическое выполнение работ имело место, но эти работы были выполнены не налогоплательщиком, а иной организацией.

Признавая законными обжалуемые ненормативные акты, суды руководствовались положениями статей 146, 154, 167, 168, 169, 171, 172 Налогового кодекса и исходили из того, что вычет производится на основании корректировочных счетов-фактур и при наличии договора, соглашения, иного первичного документа, относящихся к операции по корректировке, как основания для применения налоговых вычетов; само по себе наличие судебного акта не освобождает общество от обязанности по оформлению своих хозяйственных операций соответствующими первичными документами.

Установив, что в рассматриваемом деле стороны не заключали соглашения об изменении объема выполненных работ и корректировочные счета-фактуры не составляли, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для корректировки налоговой базы по НДС за 2 квартал 2017 года.

Доводы налогоплательщика не свидетельствуют о неправильном применении норм материального и процессуального права, повлиявшем на исход дела или допущенной судебной ошибке, направлены на иную оценку доказательств.

Исходя из вышеизложенного, оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не имеется.

Руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

отказать обществу с ограниченной ответственностью «Строй-Ком» в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

 

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

 

0

Два декрета подряд: суд признал трудовой договор временного работника бессрочным

Работника приняли на время отпуска сотрудницы по уходу за ребенком. Она не успела выйти, а забеременела снова и оформила отпуска уже из-за второго ребенка. Когда декретница приступила к обязанностям, замещающего работника уволили. Он оспорил действия организации.

Три инстанции встали на сторону уволенного и восстановили его. Срок трудового договора привязан к дате выхода основного работника из отпуска по уходу за первым ребенком. Когда он истек, замещавшего не уволили. В его трудовой договор не внесли изменения. Поскольку сотрудник продолжал работать, условие о сроке утратило силу. Увольнение признали незаконным.

 

Документ: Определение 3-го КСОЮ от 21.02.2022 N 88-1708/2022


ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2022 г. N 88-1708/2022

 

Дело N 2-197/2021

УИД — 10RS0005-01-2021-000371-06

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Ирышковой Т.В.,

судей Смирновой О.В., Цоя А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-197/2021 по иску Щ. к акционерному обществу «Россельхозбанк» (далее — АО «Россельхозбанк») о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда по кассационной жалобе АО «Россельхозбанк» на решение Костомукшского городского суда Республики Карелия от 25 марта 2021 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 14 сентября 2021 г.

Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Смирновой О.В., выслушав объяснения представителя АО «Россельхозбанк» В., действующей по доверенности от 3 февраля 2021 г., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Бахтиной Н.И., полагавшей судебные акты законными и обоснованными, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

 

установила:

 

Щ. обратилась в суд с иском АО «Россельхозбанк», просила признать приказ об увольнении от 15 января 2021 г. N 23-к/3500 незаконным, восстановить в должности ведущего операциониста операционного офиса N, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула за период с 19 января 2021 г. по день вынесения решения суда, компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб.

Решением Костомукшского городского суда Республики Карелия от 25 марта 2021 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 14 сентября 2021 г., исковые требования Щ. удовлетворены частично, признан незаконным приказ от 15 января 2021 г. N-к/3500 об увольнении, истец восстановлена в должности ведущего операциониста операционного офиса N с 20 января 2021 г., с ответчика в пользу Щ. взысканы заработная плата за время вынужденного прогула в размере 99 906,1 руб., компенсация морального вреда 20 000 руб.

В кассационной жалобе АО «Россельхозбанк» ставится вопрос об отмене судебных актов.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебных постановлений, предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский процессуальный кодекс).

Судом при рассмотрении дела установлено, что 4 июня 2019 г. между Щ. и АО «Россельхозбанк» заключен трудовой договор, согласно которому работодатель предоставил истцу работу на период отпуска по уходу за ребенком до достижения возраста трех лет основного работника С.Т. по должности ведущий операционист операционного офиса N г. Костомукша Санкт-Петербургского регионального филиала.

Приказом от 28 января 2019 г. N-к/3500 С.Т. предоставлен отпуск по уходу за ребенком (дочерью Евой, <...>

Окончание срока действия срочного трудового договора обусловлено наступлением конкретного события — окончанием периода отпуска по уходу за ребенком основного работника С.Т.

23 марта 2020 г. С.Т. обратилась к работодателю с заявлением о предоставлении ей отпуска по беременности и родам с 23 марта 2020 г. Приказом от 23 марта 2020 г. N С.Т. предоставлен отпуск по беременности и родам с 23 марта 2020 г. по 9 августа 2020 г. На основании заявления С.Т. от 15 июня 2020 г. ей предоставлен дополнительный отпуск по беременности и родам с 10 августа 2020 г. по 25 августа 2020 г.

12 июля 2020 г. С.Т. обратилась с заявлением о предоставлении ей отпуска по уходу за ребенком С.С., <... n->

31 декабря 2020 г. С.Т. обратилась к работодателю с заявлением о входе на работу с 20 января 2021 г.

12 января 2021 г. истцу направлено уведомление о прекращении срочного трудового договора с 19 января 2021 г. на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового Кодекса Российской Федерации (далее — Трудовой кодекс) в связи с истечением срока трудового договора.

15 января 2021 г. истец обратилась с заявлением о продлении срока трудового договора в связи с ее беременностью, представив справку от 15 января 2021 г. N. Приказом от 15 января 2021 г. N-к/3500 истец уволена 19 января 2021 г. в связи с истечением срока трудового договора. 18 января 2021 г. Щ. ознакомлена с приказом об увольнении.

Приказом от 18 января 2021 г. N-од/3500 С.Т. считается приступившей к исполнению должностных обязанностей в связи с выходом из отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет с 20 января 2021 г. На основании приказа от 29 января 2021 г. N-од/3500 С.Т. предоставлен отпуск по уходу за детьми.

Разрешая спор и частично удовлетворения исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 5759, 79, 84.1, 139, 261 Трудового кодекса, разъяснениями, содержащимися в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», установив, что окончание трудового договора истца обусловлено датой выхода из отпуска по уходу за ребенком основного работника — 31 июля 2020 г., принимая во внимание дальнейшее выполнение работником трудовых функций в отсутствие действий сторон по расторжению и изменению трудового договора, исходил из утраты силы условия о срочном характере трудового договора и, как следствие, заключении трудового договора на неопределенный срок.

Учитывая, что истец фактически работала по трудовому договору, заключенному на неопределенный срок, суд первой инстанции признал приказ об увольнении на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового Кодекса незаконным, восстановив истца в прежней должности. Исходя из доказанности нарушения трудовых прав Щ., суд первой инстанции взыскал с ответчика компенсацию морального вреда в присужденном размере с учетом характера нарушенных прав работника и степени вины ответчика.

С выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции полагает, что выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанции, нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения — части 4 статьи 58, абзацу второму части 1 статьи 59, пункту 2 части 1 статьи 77, статье 79 Трудового кодекса.

Доводы кассационной жалобы об установлении конкретного события окончания трудового договора, невозможности перевода беременного сотрудника на иную работу, намерение основного работника приступить к выполнению трудовых обязанностей, что при восстановлении истца на работе становится затруднительным аналогичны позиции ответчика в суде первой инстанции и доводам апелляционной жалобы, выражают несогласие с данной судом оценкой доказательств, а также установленными судом обстоятельствами, не опровергают законные выводы суда о признании приказа об увольнении незаконным и не могут служить основанием для пересмотра судебного постановления в кассационном порядке.

В соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

При таких обстоятельствах, а также учитывая общепризнанный принцип правовой определенности, являющийся одним из условий права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренный статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, судебная коллегия по гражданским делам не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены вступивших в законную силу судебных актов.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

 

определила:

 

решение Костомукшского городского суда Республики Карелия от 25 марта 2021 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 14 сентября 2021 г. оставить без изменения, кассационную жалобу АО «Россельхозбанк» — без удовлетворения.