Бухгалтерам пояснили особенности временного перевода сотрудников к другому работодателю

МИНИСТЕРСТВО ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПИСЬМО

от 1 июня 2022 г. N 14-4/10/В-7208

 

Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации направляет для использования в работе информацию с ответами на возможные вопросы по применению постановления Правительства Российской Федерации от 30 марта 2022 г. N 511 «Об особенностях правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в 2022 году».

Одновременно сообщаем о проведении 14 июня 2022 г. в 14:00 совещания в режиме видеоконференцсвязи по реализации указанного постановления.

Информацию об уполномоченных представителях просьба направить по адресу электронной почты: BudarinaVV@mintrud.gov.ru не позднее 9 июня 2022 г.

Ссылка для входа в видеоконференцию: https://trueconf.rosmintrud.ru/c/5392815862.

 

Е.В.МУХТИЯРОВА

 

 

 

 

 

Приложение

 

ВОПРОСЫ

РЕАЛИЗАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 30.03.2022 N 511 «ОБ ОСОБЕННОСТЯХ

ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ИНЫХ

НЕПОСРЕДСТВЕННО СВЯЗАННЫХ С НИМИ ОТНОШЕНИЙ В 2022 ГОДУ»

(ДАЛЕЕ — СООТВЕТСТВЕННО ПОСТАНОВЛЕНИЕ N 511, ОСОБЕННОСТИ)

 

1. Вопросы взаимодействия центров занятости населения

(далее — ЦЗН), работодателей и работников в рамках

реализации постановления N 511

 

 

Вопрос

Ответ

1.1.

Планируется ли Минтрудом России издать методические рекомендации/разъяснения для работодателей по применению постановления N 511?

Минтруду России не предоставлены полномочия по разъяснению постановления N 511.

В этой связи подготовлена информация с ответами на возможные вопросы по применению постановления N 511.

Следует отметить, что по взаимодействию с органами занятости населения приказом Минтруда России от 22 марта 2022 г. N 157 утверждены Методические рекомендации для органов службы занятости по организации превентивного мониторинга состояния рынка труда субъекта Российской Федерации при высвобождении работников и проведению мероприятий по содействию в трудоустройстве и социальной адаптации высвобождаемых работников (далее — Методические рекомендации). Методические рекомендации содержат набор различных инструментов для работы ЦЗН в проактивном режиме.

КонсультантПлюс: примечание.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду

Закон Российской Федерации от 19.04.1991 N 1032-1, а не N 1021-1.

1.2.

Каков способ взаимодействия между работодателями, ЦЗН и работником?

Для взаимодействия ЦЗН с работодателями и работниками целесообразно использовать следующие формы взаимодействия, определенные пунктами 21, 22, 2426, 65 Методических рекомендаций

выезд консультационного пункта службы занятости на территорию работодателя;

выход на предприятие закрепленного за предприятием работника ЦЗН, комплексно занимающегося вопросами кадрового обеспечения предприятия;

организация мини-ярмарок, ярмарок вакансий с одновременным участием работодателей, имеющими риск высвобождения работников, и работодателей, имеющих потребность в рабочей силе;

личные встречи;

электронная почта;

телефонные переговоры.

Способ взаимодействия для извещения работодателей и направления предложений работникам определяется с учетом численности высвобождаемых работников, отраслевой принадлежности предприятий, наличия профессионального соответствия профессий работников на предприятиях, отраслевых требований к персоналу при подборе кадров, необходимости оказания юридической и методической помощи при трудоустройстве граждан.

При этом для повышения оперативности решения вопросов временного перевода работника к другому работодателю рекомендуется чаще использовать групповые формы взаимодействия (выездные и мини-ярмарки вакансий), что позволит обеспечить получение согласий всех 3 сторон: двух работодателей и работника почти одновременно.

ЦЗН организуют взаимодействие с работодателями, как в проактивном, так и заявительном порядке, в том числе с работодателями в иных субъектах Российской Федерации.

Порядок взаимодействия работодателя с ЦЗН не зависит от формы ведения работодателем кадрового документооборота. При ведении работодателем кадрового документооборота в электронном виде для взаимодействия с ЦЗН может быть использована подсистема «Электронный кадровый документооборот» на портале «Работа в России», обеспечивающая создание, использование и хранение электронных документов, связанных с работой в части использования в сфере трудовых отношений электронных документов, связанных с работой (включая обмен информацией в форме электронных документов).

Порядок взаимодействия гражданина и работодателя с ЦЗН в случае приема на работу или отказа в приеме на работу определен пунктом 5 статьи 25 Закона Российской Федерации от 19.04.1991 N 1021-1 «О занятости населения в Российской Федерации» (далее — Закон о занятости).

Какой порядок взаимодействия с ЦЗН, если оформление работника происходит в рамках электронного кадрового документооборота?

1.3.

Информировать ЦЗН о приостановке производства работ — это право или обязанность работодателя (п. 3 Особенностей)?

Согласно абзацу 2 пункта 2 статьи 25 Закона о занятости при введении режима неполного рабочего дня (смены) и (или) неполной рабочей недели, а также при приостановке производства работодатель обязан в письменной форме сообщить об этом в ЦЗН в течение трех рабочих дней после принятия решения о проведении соответствующих мероприятий.

Приказом Минтруда России от 26.01.2022 N 24 «О проведении оперативного мониторинга в целях обеспечения занятости населения» установлена форма предоставления сведений о введении режима неполного рабочего времени и (или) неполной рабочей недели, о приостановке производства, а также об организации дистанционной (удаленной) работы (приложение N 2).

В соответствии с пунктом 2 статьи 25 Закона о занятости о приостановке производства работодатель обязан в письменной форме сообщать об этом ЦЗН в течение 3 рабочих дней после принятия решения о проведении соответствующих мероприятий. Обращаем внимание, что за непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, наступает ответственность, установленная статьей 19.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом случаи не уведомления работодателем ЦЗН о приостановке производства должны быть исключены.

1.4.

Если компания, приостановившая производство, не уведомила об этом ЦЗН, возможно ли использовать в работе постановление N 511?

Наличие в ЦЗН сведений о приостановке производства (работы) является основанием для предусмотренного постановлением N 511 направления предложения о временном переводе работников.

1.5.

На сегодняшний день при приостановке производства работодатель предоставляет в службу занятости только численные показатели (без ФИО и контактных данных работников).

Для получения информации о работниках, в отношении которых применена процедура приостановки производства (работы), ЦЗН руководствуется пунктами 8, 20 и 50 Методических рекомендаций. Рекомендуемый состав сведений формы базы данных, формирование которой предусмотрено пунктом 8 Методических рекомендаций, приведен в приложении N 2 к Методическим рекомендациям.

В ходе организации выездных форм временных консультационных пунктов, групповых консультаций, ярмарок вакансий ЦЗН информирует работодателя и работников о возможности и условиях временного перевода работников к другим работодателям. В случае заинтересованности работников, работодатель формирует списки таких работников, передает ЦЗН для последующего профилирования граждан и предложения им временного перевода.

Кроме того, в соответствии с подпунктом «б» пункта 7 Методических рекомендаций работодателями в ЦЗН предоставляются сведения о высвобождаемых работниках (отдельно по каждому работнику). Целесообразно использовать аналогичный подход.

При формировании и ведении баз данных о работниках ЦЗН обеспечивают соблюдение установленных законодательством Российской Федерации требований о защите персональных данных. Например, в рамках приказа N 24 предусмотрено представление персональных данных работников при представлении работодателем сведений при ликвидации или сокращения штата.

Персональные данные работника могут быть переданы в ЦЗН работодателем, но с письменного согласия работника на передачу своих персональных данных в целях временного перевода к конкретному работодателю.

Требуется ли работодателю при приостановке работы направлять в ЦЗН список работников, на которых будет распространяться приостановка работы?

Какой перечень сведений о них работодатель направляет в ЦЗН?

Если да, то по какой форме, и по каким каналам передачи данных??

В электронном или бумажном виде?

В какие сроки?

Каким образом ЦЗН должна получать персональные данные работника, организация которого сообщила о приостановке производства, для его идентификации и дальнейшего направления предложения о временном переводе к другому работодателю?

1.6.

Информацию о потребности в работниках ЦЗН берет из вакансий на сайте «Работа в России»? Необходимо ли «отдельное направление» вакансий в ЦЗН работодателю, которому необходимы работники?

Согласно п. 35 Приказа Минтруда от 22.03.2022 N 157 информацию о вакансиях ЦЗН видит через «Работа в России», сведения на иных сайтах по поиску работы; сведений, предоставляемых работодателями непосредственно в органы службы занятости. Работодатель может обратиться в ЦЗН с заявлением об оказании ему государственной услуги содействия работодателям в подборе необходимых работников.

Отдельного направления вакансий в ЦЗН не требуется.

Методическими рекомендациями определены формы, содержащие сведения о вакансиях, имеющихся у работодателей, временно принимающих работников, и порядок их ведения. К источникам информации о потребности в работниках используемым ЦЗН относятся ресурсы, указанные в п. 35 Методических рекомендаций.

При этом следует учитывать, что ЦЗН нужно будет включать в предложение работнику информацию по востребованным вакансиям с указанием должности (профессии, специальности), условий оплаты труда, условий труда на рабочем месте, других условий в случаях, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

При необходимости соответствующую информацию заинтересованный работодатель представляет в ЦЗН, в т.ч. работнику ЦЗН, закрепленному за предприятием.

1.7.

Каков принцип отбора кандидатов на заключение срочного трудового договора центрами занятости?

Основным критерием отбора ЦЗН работников, которым направляются предложения, является соответствие профессий работников на предприятиях, приостановивших деятельность, и предприятий, которым требуются кадры, а также учет квалификационных требований/отсутствия требований (например, на подсобные работы) работодателя к набираемому персоналу.

ЦЗН осуществляет сбор кандидатов на основании сопоставления документов с требованиями по вакансиям и информации о профессиях и квалификации работников организации, приостановившей деятельность.

1.8.

Какая информация должна содержаться в направлении, выдаваемом ЦЗН, для целей трудоустройства (пункт 2 Особенностей)?

Пунктом 3 Особенностей определено, что ЦЗН выдает предложение работнику с указанием должности (профессии, специальности), условий оплаты труда, условий труда на рабочем месте, других условий в случаях, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

1.9.

Каким образом ЦЗН должен выслать работнику, организация которого сообщила о приостановке производства, предложение о временном переводе к другому работодателю (в какой форме, в каком виде, в какие сроки)?

ЦЗН не позднее 5 рабочих дней с момента представления работодателем сведений о приостановке производства (работы) при наличии информации о потребности в работниках соответствующего профиля у других работодателей информирует об этом работодателя, подавшего сведения о приостановке производства (работы), любым доступным способом (например, с использованием средств телефонной или электронной связи, включая информационно-коммуникационную сеть «Интернет»), который определяется при взаимодействии работодателя с работником ЦЗН, закрепленным за предприятием, и выясняет его заинтересованность во временном переводе работников к другому работодателю.

Вначале выясняется заинтересованность работодателя, подавшего сведения о приостановке производства, затем готовность работников к переводу (возможно, через анкетирование либо через информацию от работодателя).

При заинтересованности работодателя представитель ЦЗН организует взаимодействие с работниками, разъясняет им возможности временного перевода к другому работодателю и для этого помогает им при необходимости подать заявление в ЦЗН о предоставлении государственной услуги по содействию в поиске подходящей работы.

Согласно пункту 3 Постановления N 511 ЦЗН при наличии потребности в работниках соответствующего профиля у других работодателей направляет работнику предложение о временном переводе его к другому работодателю.

ЦЗН выдает предложение работнику, работник на бланке предложения получает подпись работодателя, тем самым извещая его о своем временном переводе и подтверждая его согласие.

Указанное согласие на бланке предложения позволяет в соответствии с абзацем вторым пункта 3 Особенностей заключить работником срочный трудовой договор с другим работодателем.

Способ взаимодействия для извещения работодателей и направления предложений работникам определяется с учетом численности высвобождаемых работников, отраслевой принадлежности предприятий, наличия профессионального соответствия профессий работников на предприятиях, отраслевых требований к персоналу при подборе кадров, необходимости оказания юридической и методической помощи при трудоустройстве граждан.

Предложение направляется работнику в письменном виде или в ином виде (который позволяет предъявить его в дальнейшем работодателям и вернуть в ЦЗН) в соответствии с действующим законодательством и Методическими рекомендациями, которыми предусмотрены рекомендации по информированию работников, находящихся под риском увольнения, и форма ведения базы работников, находящихся в том числе в простое.

При этом предложение о временном переводе к другому работодателю будет предъявляться работником для подтверждения предварительного согласия сначала работодателю, с которым временно приостанавливается договор, затем работодателю, готовому взять его временно по срочному трудовому договору.

Необходимость отвечать на извещение отсутствует, поскольку с этим работодателем предварительно согласовали временный перевод его работников к другому работодателю, и согласие по конкретному работнику он выражает, подписываясь в бланке предложения

Каким образом ЦЗН извещает первоначального работодателя о направлении предложения работнику?

Нужно ли работодателю отвечать на это извещение и в какие сроки?

1.10.

Будет ли реализован данный функционал на ЕЦП или регионы должны будут использовать собственные информационные ресурсы (региональные порталы)?

На время отсутствия соответствующего функционала на единой цифровой платформе допускается формирование и ведение утвержденных Методическими рекомендациями форм баз данных, в том числе в региональных информационных системах, при наличии соответствующей технической возможности, обеспечивающей соблюдение установленных законодательством Российской Федерации требований о защите персональных данных.

1.11.

Уведомляет ли при этом ЦЗН второго работодателя о направлении предложения работникам первоначального работодателя?

В соответствии с пунктом 24 Методических рекомендаций ЦЗН направляет работодателям, имеющим потребности в работниках и готовых их принять, предложений о сотрудничестве с ЦЗН и последующей организации предоставления государственных услуг (сервисов) ЦЗН.

1.12.

Обязан ли работник соглашаться с временным переводом?

Постановлением N 511 предусмотрено право, а не обязанность работника на согласие с временным переводом.

1.13.

Должен ли работник ответить в ЦЗН на полученное от ЦЗН предложение о временном переводе, каким образом и в какие сроки?

Нужно ли работнику для этого возвращать в ЦЗН направление или представлять копию срочного трудового договора?

После подачи заявления об оказании государственной услуги в соответствии с пунктом 36 Стандарта деятельности по осуществлению полномочия в сфере занятости населения по оказанию государственной услуги содействия гражданам в поиске подходящей работы, утвержденного приказом Минтруда России от 28.01.2022 N 27н, работнику необходимо в течение 3 рабочих дней с момента получения предложения о временном переводе сообщить в ЦЗН информацию о результатах переговоров с работодателем, с которым предполагается заключение срочного трудового договора.

Возвращать предложение нужно, работодатель в пятидневный срок уведомляет о трудоустройстве орган службы занятости в электронной форме с использованием единой цифровой платформы (если зарегистрирован) с указанием дня приема гражданина на работу и возвращает предложение, выданное гражданину ЦЗН. Способ возвращения изначально оговаривается между работодателем и ЦЗН. Можно организовать возврат копий предложений в электронной форме.

Вместе с тем, для повышения оперативности возврат таких предложений рекомендуется организовать при выездных формах или в рамках мини-ярмарок вакансий.

Отсутствует требование представлять копию срочного трудового договора.

1.14.

Каким образом в ЦЗН фиксируется согласие/отказ работника и первоначального работодателя после направления предложения на временный перевод и извещения о направлении предложения? Обязан ли о согласии/несогласии на временный перевод первоначальный работодатель уведомлять второго работодателя?

Обязанность фиксировать согласие/отказ работника и первоначального работодателя ЦЗН не установлена. В случае согласия с предложением на временный перевод работник обращается в ЦЗН с отметкой о согласии работодателя на предложении о временном переводе.

Вместе с тем, указанная информация может фиксироваться ЦЗН в базе данных высвобождаемых работников, формирование которой предусмотрено пунктом 8 Методических рекомендаций (рекомендуемые формы для ведения базы сведений о высвобождаемых работниках приведены в типовом пакете материалов).

Работодатель не должен уведомлять другого работодателя, имеющего потребность в работниках о результатах рассмотрения предложения о временном переводе работников. Ответ на предложение о временном переводе осуществляется в соответствии с п.п. 1.9 и/или 1.13. настоящего документа.

Обязанность работодателей взаимодействовать между собой, с целью уведомления о согласии/несогласии на временный перевод работника действующим законодательством не предусмотрена.

1.15.

Каким способом ЦЗН узнает о заключении работником срочного трудового договора и, соответственно, о занятии им рабочего места?

Законом о занятости (пункт 5 статьи 25) установлено, что при приеме на работу гражданина, направленного ЦЗН, работодатель в 5-дневный срок уведомляет об этом ЦЗН в электронной форме с использованием единой цифровой платформы с указанием дня приема гражданина на работу и возвращает предложение, выданное гражданину, в ЦЗН.

В случае, если работодатель не зарегистрирован на единой цифровой платформе в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, работодатель возвращает предложение, выданное гражданину ЦЗН, в ЦЗН. По количеству возвращенных предложений ЦЗН сможет оценить количество трудоустроенных граждан в рамках Постановления N 511.

При этом возможно организовать возврат направлений в групповом режиме через работника ЦЗН, закрепленного за предприятием/организацией. Предоставление государственной услуги прекращается в связи с замещением работодателем соответствующих свободных рабочих мест (вакантной должности).

1.16.

Есть ли обязанность у другого работодателя уведомлять ЦЗН об укомплектованности и снятии потребности по вакантной ставке?

Пунктом 3 статьи 25 Закона — Закона о занятости установлена обязанность работодателей ежемесячно представлять ЦЗН информацию о наличии свободных мест и вакантных должностей. Учитывая, что указанная обязанность установлена в целях содействия работодателей в обеспечении занятости населения, работодатели должен уведомлять ЦЗН о закрытии вакансий.

В соответствии с пунктом 43 постановления Правительства Российской Федерации от 13.05.2022 N 867 «О единой цифровой платформе в сфере занятости и трудовых отношений «Работа в России» в случае закрытия вакансии соответствующая информация размещается на единой цифровой платформе «Работа в России» не позднее следующего рабочего дня со дня ее закрытия.

1.17.

Нужно ли и кто должен уведомлять ЦЗН о возобновлении действия первоначально заключенного трудового договора, каким образом?

Учитывая, что функции ЦЗН при реализации полномочий, предусмотренных Постановлением N 511, заключаются в организации содействия в трудоустройстве гражданина в период приостановки производства (работы), отношения, связанные с возобновлением действия первоначально заключенного трудового договора находятся за пределами полномочий ЦЗН, в связи с чем необходимость уведомления ЦЗН об указанном событии отсутствует.

Первоначально заключенный трудовой договор возобновляет свое действие в соответствии с пунктом 5 Постановления N 511.

 

Полный текст письма см по ссылке — https://www.taxru.com/DOKI/Trud/pismo-mintruda_rossii_ot_01.06.2022_n_14-4_10_v-72.rtf

Сотрудник не вышел на работу после перемещения — суды поддержали увольнение за прогул

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 апреля 2022 г. по делу N 88-8870/2022

 

I инстанция — Тюрин А.С. УИД 76RS0015-01-2021-001352-24
II инстанция — Черная Л.В.,

Маренникова М.В. (докладчик), Бачинская Н.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Бибеевой С.Е.,

судей Байбакова М.А. и Захаровой С.В.,

с участием прокурора Ганцевой С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1117/2021 по иску М.А. к директору детской поликлиники N 3 ГБКУЗ ЯО «Центральная городская больница» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального и материального вреда

по кассационной жалобе М.А. на решение Ленинского районного суда г. Ярославля от 15 июля 2021 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 13 декабря 2021 г.

Заслушав доклад судьи Бибеевой С.Е., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ганцевой С.В., полагавшей обжалуемые судебные постановления подлежащими оставлению без изменения, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

 

установила:

 

М.А. обратилась в суд с иском к директору детской поликлиники N 3 ГБКУЗ ЯО «Центральная городская больница» о восстановлении на работе в должности администратора детской поликлиники N 3 ГБКУЗ ЯО «Центральная городская больница» с 27.04.2021, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального и материального вреда в размере 100 000 000 руб.

Требования мотивированы тем, что она с 1982 года работала в детской поликлинике N 3 ГБКУЗ ЯО «Центральная городская больница», расположенной по адресу: <...>

Решением Ленинского районного суда г. Ярославля от 15 июля 2021 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 20 сентября 2021 г., в удовлетворении исковых требований М.А. отказано.

В кассационной жалобе истцом М.А. ставится вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных и необоснованных.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, сведений о причинах неявки не представили. Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь частью 5 статьей 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также — ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Согласно статье 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (часть 1).

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив по правилам статьи 379.6 ГПК РФ в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, законность обжалуемых судебных постановлений, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены судебных актов.

В соответствии с ч. 1 ст. 72.1 Трудового кодекса РФ перевод на другую работу — постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и третьей статьи 72.2 настоящего Кодекса.

Согласно ч. 3 ст. 72.1 Трудового кодекса РФ не требует согласия работника перемещение его у того же работодателя на другое рабочее место, в другое структурное подразделение, расположенное в той же местности, поручение ему работы на другом механизме или агрегате, если это не влечет за собой изменения определенных сторонами условий трудового договора.

В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 57 Трудового кодекса РФ в трудовом договоре обязательно должно быть указано место работы, а в случае, когда работник принимается для работы в обособленном структурном подразделении организации, расположенном в другой местности, — место работы с указанием обособленного подразделения и его местонахождения.

В соответствии с определением Конституционного Суда РФ от 19.06.2007 N 475-0-0 из содержания ст. 72.1 Трудового кодекса РФ в системной связи с другими положениями Трудового кодекса Российской Федерации, следует, что она допускает перемещение работника без его согласия лишь постольку, поскольку работник продолжает выполнять обусловленную трудовым договором работу (трудовую функцию) и никакие установленные по соглашению сторон условия трудового договора не изменяются.

Если в трудовом договоре, заключенном с работником, либо локальном нормативном акте работодателя (приказе, графике и т.п.) не оговорено конкретное рабочее место этого работника, то в случае возникновения спора по вопросу о том, где работник обязан находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, следует исходить из того, что в силу части шестой статьи 209 Кодекса рабочим местом является место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя (пункт 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2).

Согласно пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ прогулом является отсутствие работника на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).?

Как разъяснено в подпунктах «а, б» пункта 39 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2, если трудовой договор с работником расторгнут по подпункту «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено: за невыход на работу без уважительных причин, т.е. отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены); за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места.

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, переведенного на другую работу и уволенного за прогул в связи с отказом приступить к ней, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о законности самого перевода (статьи 72.1, 72.2 Трудового кодекса РФ). В случае признания перевода незаконным увольнение за прогул не может считаться обоснованным и работник подлежит восстановлению на прежней работе — пункт 40 названного постановления.

Разрешая спор по существу, исследовав все доказательства, представленные сторонами и имеющиеся в деле, суд первой инстанции исходил из того, что конкретный адрес рабочего места М.А. был определен в приказе директора ГБУЗ ЯО «Центральная городская больница» от 3.02.2021 — регистратура Детской поликлиники N 3, расположенной по адресу: г. Ярославль. Ул. Рыбинская, д. 28/35. Указанный приказ принят директором больницы в пределах своих полномочий и был обязателен для работника М.А. На основании приказа от 3.02.2021 состоялся не перевод, а перемещение М.А. на другое рабочее место, не требующее согласия работника. Нашел подтверждение факт грубого нарушения М.А. трудовых обязанностей — отсутствие без уважительной причины на рабочем месте в течение всего рабочего дня 20.04.2021, за совершение которого предусмотрено дисциплинарное взыскание в виде расторжения трудового договора по инициативе работодателя (пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ). Процедура привлечения к дисциплинарной ответственности соблюдена, срок привлечения не истек. Вид дисциплинарного взыскания соответствует тяжести совершенного проступка и обстоятельствам, при которых он был совершен. Права и законные интересы М.А. оспариваемым приказом от 26.04.2021 о расторжении трудового договора не нарушены, основания для восстановления на работе отсутствуют.

Делая вывод о том, что на основании приказа работодателя от 3.02.2021 состоялось перемещение М.А. на другое рабочее место, не требующее согласия работника, то есть из здания детской поликлиники N 3 на ул. Чайковского, д. 78/19, в здание той же поликлиники на ул. Рыбинской, д. 28/35, суд первой инстанции исходил из оценки представленных в дело трудового договора, заключенного работодателем с М.А. в редакции дополнительных соглашений от 29.12.2017, от 1.02.2018, от 26.09.2018, от 6.12.2018, от 28.12.2018, из которых усматривается, что конкретный адрес рабочего места истца в действующей редакции трудового договора не указывался; штатное расписание ГБКУЗ ЯО «Центральная городская больница» от 26.09.2018, согласно которому структурное подразделение Детская поликлиника N 3 располагается по двум адресам: <... n>

Проверяя законность и обоснованность решения суда в апелляционном порядке, судебная коллегия с его выводами и правовым обоснованием согласилась, не усмотрев основания для отмены. Судебная коллегия указала, что ни суду первой инстанции, ни в апелляционной инстанции истцом не представлено достоверных доказательств выполнения ею трудовых обязанностей в период с 8.02.2021 по 26.04.2021 в помещении детской поликлиники N 3 на ул. Чайковского, д. 78/19.

При данных обстоятельствах, поскольку факт невыхода М.А. на новое рабочее место на основании приказа работодателя 3.02.2021 с 8.02.2021 (с учетом нахождения на больничном с 8 по 20.02.2021 — с 24.02.2021), ее отказ от выполнения работы на новом рабочем месте ею не оспаривался, судебная коллегия пришла к выводу о том, что вывод суда первой инстанции о наличии у работодателя основания для применения к ней дисциплинарного взыскания в виде расторжения трудового договора по инициативе работодателя является правильным.

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции, проверив законность обжалуемых судебных постановлений, находит, что выводы суда первой и апелляционной инстанций основаны на правильном применении норм материального права и соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам, подтвержденным исследованными в судебном заседании относимыми и допустимыми доказательствами, которым судебными инстанциями дана оценка по правилам статьи 67 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы повторяют позицию заявителя по делу, являлись предметом рассмотрения суда первой и апелляционной инстанций, получили соответствующую правовую оценку, по существу направлены на иную оценку доказательств и фактических обстоятельств дела, что в силу статьи 390 ГПК РФ выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.

Несогласие кассатора с оценкой, данной судом первой и апелляционной инстанций представленным доказательствам, а также с выводами судов об обстоятельствах дела не может быть признано основанием в соответствии с положениями статьи 379.7 ГПК РФ для отмены в кассационном порядке судебных постановлений, принятых по этому делу.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 379.6, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Ярославля от 15 июля 2021 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 13 декабря 2021 г. оставить без изменения, кассационную жалобу М.А. — без удовлетворения.

 

Ошибки в техзадании привели к просрочке — ВС РФ не нашел оснований для отказа от госконтракта

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 июня 2022 г. N 308-ЭС22-8194

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации Антонова М.К., изучив кассационную жалобу муниципального бюджетного учреждения «Парк культуры и отдыха Дружба» на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.10.2021 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.02.2022 по делу N А53-6608/2021 Арбитражного суда Ростовской области

по иску индивидуального предпринимателя Стукаленко Сергея Дмитриевича (далее — истец, предприниматель) к муниципальному бюджетному учреждению «Парк культуры и отдыха Дружба» (далее — учреждение), Управлению культуры города Ростова-на-Дону (далее — управление) о признании незаконным решения учреждения от 24.11.2020 N 359/11-20, солидарном взыскании 2 442 869 рублей 33 копеек задолженности и 22 494 рублей 76 копеек пеней с 30.12.2020 по 04.03.2021 (с учетом уточнения исковых требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации),

 

установил:

 

решением Арбитражного суда Ростовской области от 07.06.2021 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.10.2021, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.02.2020, решение суда первой инстанции отменено, производство по делу прекращено в части требования о взыскании с учреждения пени в сумме 14 799 рублей 72 копеек, а также заявленных требований к управлению. Признано незаконным решение учреждения об одностороннем отказе от исполнения контракта, с учреждения в пользу предпринимателя взыскано 2 442 869 рублей 33 копейки задолженности, 7 695 рублей 04 копейки пеней с 19.02.2021 по 04.03.2021 с последующим начислением по дату фактического исполнения обязательств.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, учреждение, ссылаясь на существенное нарушение норм права, просит отменить постановления судов апелляционной инстанции и округа, оставить в силе решение суда первой инстанции.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационной жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов не установлено оснований, по которым жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как усматривается из судебных актов, 27.04.2020 учреждением (заказчик) и предпринимателем (исполнитель) по результатам электронного аукциона заключен муниципальный контракт N 0358300403220000002 на разработку проектно-сметной документации на благоустройство общественного пространства территории парка культуры и отдыха.

Предпринимателем по инициативе заказчика проведены дополнительные работы по корректировке проектной документации, 19.11.2020 утверждена смета и сданы дополнительные документы для проведения государственной экспертизы.

Заказчиком 24.11.2020 принято решение об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Исполнителем 25.12.2020 получено положительное заключение ГАУ РО «Государственная экспертиза проектов» о соответствии проектной документации требованиям градостроительного законодательства, нормативным актам в области проектирования строительства, а также заданию на проектирование.

Результаты работ по контракту, подписанные в одностороннем порядке, акты о приемке выполненных работ по форме N КС-2 и справки о стоимости выполненных работ по форме N КС-3 направлены заказчику 30.12.2020 и получены им 28.01.2021.

Считая односторонний отказ заказчика от исполнения контракта незаконным, полагая о наличии задолженности по оплате спорных работ, начислив пени, предприниматель обратился в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из несоблюдения предпринимателем срока исполнения контракта, признав односторонний отказ заказчика от его исполнения законным.

Установив данные обстоятельства, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания с учреждения задолженности и пени.

Отменяя решение суда, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», учитывая разъяснения, изложенные в пункте 8 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2000 N 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда», исходил из доказанности предпринимателем обстоятельств нарушения сроков исполнения работ в связи с действиями заказчика.

Как указал суд, предпринимателем по инициативе заказчика проведены дополнительные работы по корректировке проектной документации, результаты работ с учетом изменений сданы заказчику до вступления в силу решения об одностороннем отказе от исполнения контракта. При этом срок вступления решения в законную силу исчислен судом с даты получения предпринимателем почтовой корреспонденции (решения), поскольку направление учреждением сообщения на электронный адрес, не указанный в контракте, не является надлежащим способом уведомления истца.

Установив указанные обстоятельства, суд признал решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения обязательств незаконным, взыскав задолженность по оплате спорных работ.

Суд округа поддержал выводы суда апелляционной инстанции, отметив, что учреждением не представлено доказательств отсутствия потребительской ценности работ, выполнения работ иным лицом, отказ от контракта заявлен после надлежащего выполнения работ и предъявления их к приемке.

Доводы учреждения, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают выводы судов, направлены на их переоценку, что не может служить основанием для передачи жалобы на рассмотрение в Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Ссылка ответчика на судебную практику в обоснование своей позиции не свидетельствует о нарушении судами единообразия в толковании и применении норм материального права с учетом обстоятельств настоящего спора.

Учитывая изложенное, руководствуясь статьями 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

 

определил:

 

отказать муниципальному бюджетному учреждению «Парк культуры и отдыха Дружба» в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

 

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

М.К.АНТОНОВА

 

Об округлении стоимостных показателей в документах о приемке, оформляемых при исполнении контрактов в сфере закупок

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПИСЬМО

от 11 января 2022 г. N 24-03-05/396

Вопрос:

Об округлении стоимостных показателей в документах о приемке, оформляемых при исполнении контрактов в сфере закупок.

Ответ:

   Минфин России, рассмотрев обращение от 15 ноября 2021 г. об округлении стоимостных показателей в документах о приемке, формируемых в соответствии со статьей 94 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» при исполнении контрактов (далее — Закон N 44-ФЗ, документы о приемке), сообщает следующее.

   В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» порядок ведения бюджетного учета и составления и представления бюджетной отчетности для организаций бюджетной сферы устанавливается бюджетным законодательством Российской Федерации. Федеральные стандарты бухгалтерского учета государственных финансов устанавливают единые требования к ведению бюджетного (бухгалтерского) учета и бухгалтерской (финансовой) отчетности государственных (муниципальных) учреждений, формированию информации об объектах бухгалтерского учета, бюджетной отчетности (далее — бухгалтерская (финансовая) отчетность) для организаций бюджетной сферы. Пунктом 7 приказа Минфина России от 31 декабря 2016 г. N 260н «Об утверждении федерального стандарта бухгалтерского учета для организаций государственного сектора «Представление бухгалтерской (финансовой) отчетности» установлено, что бухгалтерская (финансовая) отчетность формируется на основании данных бухгалтерского учета.

   В соответствии с пунктом 9 приказа Минфина России от 28 декабря 2010 г. N 191н «Об утверждении Инструкции о порядке составления и представления годовой, квартальной и месячной отчетности об исполнении бюджетов бюджетной системы Российской Федерации» и пунктом 4 приказа Минфина России от 25 марта 2011 г. N 33н «Об утверждении Инструкции о порядке составления, представления годовой, квартальной бухгалтерской отчетности государственных (муниципальных) бюджетных и автономных учреждений» бухгалтерская (финансовая) отчетность составляется нарастающим итогом с начала года в рублях с точностью до второго десятичного знака после запятой.

   С учетом изложенного округление стоимостных показателей бюджетным законодательством, регулирующим ведение бюджетного учета нефинансовых и финансовых активов и обязательств Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, операций, изменяющих указанные активы и обязательства, а также составление, представление, рассмотрение и утверждение бюджетной отчетности, установленные в отношении организаций бюджетной сферы, допускается с точностью до второго десятичного знака после запятой.

   При этом в соответствии с частью 2 статьи 2 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 402- ФЗ «О бухгалтерском учете» положения бюджетного законодательства Российской Федерации, регулирующего ведение бюджетного учета нефинансовых и финансовых активов и обязательств Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, операций, изменяющих указанные активы и обязательства, а также составление, представление, рассмотрение и утверждение бюджетной отчетности, установленные в отношении организаций бюджетной сферы, распространяются на иные организации в части осуществляемых ими в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации полномочий по ведению бюджетного учета и (или) составлению и представлению бюджетной отчетности.

   Приказ Минфина России от 29 июля 1998 г. N 34н «Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации» (далее — Приказ N 34н) определяет порядок организации и ведения бухгалтерского учета, составления и представления бухгалтерской отчетности юридическими лицами, за исключением кредитных организаций и государственных (муниципальных) учреждений (пункт 2 указанного положения).

   Таким образом, действие пункта 25 Приказа N 34н, допускающего ведение бухгалтерского учета имущества, обязательств и хозяйственных операций в суммах, округленных до целых рублей, на организации бюджетной сферы не распространяется.

С учетом изложенного в целях исключения расхождений в данных первичных учетных документов, а также в целях сопоставимости показателей бухгалтерского учета и бухгалтерской (финансовой) отчетности следует соблюдать единые правила оформления первичных учетных документов и счетов-фактур, а также отражения фактов хозяйственной жизни в бухгалтерском учете всеми участниками контрактной системы в сфере закупок, отражать стоимостные показатели в документах о приемке, оформляемые при исполнении контрактов, в рублях с точностью до второго десятичного знака после запятой.

А.М.ЛАВРОВ

11.01.2022

Суд: нельзя отказать работнику в досрочном выходе из отпуска без сохранения зарплаты

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 апреля 2022 г. N 88-10087/2022

 

Дело N 2-1670/2021

 

58RS0018-01-2020-004229-10

 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Макаровой Н.А.,

судей Шеховцовой Ю.В., Вишневской В.Д.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 12 апреля 2022 года гражданское дело N 2-1670/2021 по иску Г.Н.В. к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» о понуждении к внесению изменений в соглашение о расторжении трудового договора, взыскании неполученной заработной платы, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова»

на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 16 ноября 2021 года,

заслушав доклад судьи Шеховцовой Ю.В.,

 

установила:

 

Г.Н.В. обратился в суд с иском к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» о понуждении к внесению изменений в соглашение о расторжении трудового договора, взыскании неполученной заработной платы, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда.

Решением Ленинского районного суда г. Пензы от 27 июля 2021 года в удовлетворении исковых требований Г.Н.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 16 ноября 2021 года, с учетом определения об исправлении арифметической ошибки от 23 ноября 2021 года, решение Ленинского районного суда г. Пензы от 28 июля 2021 года отменено в части отказа в иске Г.Н.В. к ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» о взыскании заработной платы, компенсации за задержку выплаты заработной платы и компенсации морального вреда. Принято в данной части новое решение о частичном удовлетворении исковых требований. Постановлено взыскать с ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» в пользу Г.Н.В. задолженность по заработной плате в размере 2 535 рублей 14 копеек, компенсацию за задержку выплаты заработной платы в размере 581 рубля 80 копеек, компенсацию морального вреда 1000 рублей. В остальной части в удовлетворении исковых требований Г.Н.В. отказано.

В поданной кассационной жалобе Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» просит отменить апелляционное определение, оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, обсудив указанные доводы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции является несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанции, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такого характера нарушения допущены судом апелляционной инстанции при разрешении настоящего дела и выразились в следующем.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, 6 ноября 2012 года между ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» и Г.Н.В. заключен трудовой договор N 342 на неопределенный срок, истец принят на работу на должность

10 сентября 2019 года между ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» и Г.Н.В. заключено соглашение б/н о расторжении трудового договора по соглашению сторон (п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ). Днем увольнения работника является последний день его работы — 30 сентября 2019 года.

Также из материалов дела следует, что Г.Н.В. по его заявлению приказом работодателя от 10 сентября 2019 года N 1895-о был предоставлен отпуск без сохранения заработной платы с 11 по 27 сентября 2019 года.

Г.Н.В. 19 сентября 2019 года обратился к работодателю с заявлением о выходе из отпуска без сохранения заработной платы до окончания срока отпуска, однако указанное заявление у истца не было принято, в связи с чем он был вынужден отправить его в адрес работодателя по почте.

Направленное Г.Н.В. 19 сентября 2019 года почтовой корреспонденцией в адрес работодателя заявление от 19 сентября 2019 года, содержащее просьбу прекратить его отпуск без сохранения заработной платы с 20 сентября 2019 года, получено работодателем 30 сентября 2019 года.

Как следует из показаний допрошенных в ходе рассмотрения дела специалиста по кадрам ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» ФИО11., а также ФИО12, работавшего в спорный период у ответчика начальником отдела кадров, заявление на отпуск к главному врачу поступают только после визы о согласии с таким отпуском непосредственного руководителя. Непосредственным руководителем Г.Н.В. являлся директор больницы ФИО13 Также ФИО14 показал, что Г.Н.В. в период своего отпуска без сохранения заработной платы, возможно 19 сентября 2019 года, устно обращался к нему по вопросу досрочного выхода из данного отпуска, письменного заявления он ему не подавал, но и принять его без отметки о согласовании с непосредственным руководителем и визы главного врача он не мог. Он объяснил Г.Н.С., что он должен согласовать свой выход с ФИО15, без визы которого заявление не будет рассмотрено. У него (свидетеля) с ФИО16 также состоялся разговор по поводу досрочного выхода Г.Н.В. из отпуска без сохранения заработной платы, в ходе которого он разъяснил ФИО17., что такой отпуск Г.Н.В. может прервать только с его (ФИО18) согласия в случае, если Г.Н.В. нужен на работе. Без визы ФИО19 главный врач такого заявления не примет и рассматривать не будет.

Допрошенный в ходе судебного разбирательства в качестве свидетеля ФИО20 не опроверг довод Г.Н.В. об обращении его 19 сентября 2019 года к нему по вопросу досрочного выхода из отпуска без сохранения заработной платы, указав, что возможно Г.Н.С. к нему и обращался, подтвердил, что такие заявления визируются им, указал, что необходимости в отзыве Г.Н.С. из отпуска без сохранения заработной платы не было.

В период с 20 по 25 сентября 2019 года Г.Н.В. являлся нетрудоспособным, о чем им были представлены листы нетрудоспособности.

26 сентября 2019 года истцом в адрес ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» направлено заявление о предоставлении ежегодного дополнительного отпуска за 2018-2019 г.г. на 3 календарных дня либо на количество дней согласно отработанному времени с 30 сентября 2019 года. Согласно почтовому уведомлению о вручении данное заявление получено работодателем 30 сентября 2019 года.

На основании соглашения 10 сентября 2019 года и приказа от 30 сентября 2019 года N 605-л трудовой договор с Г.Н.В. расторгнут 30 сентября 2019 года по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, по соглашению сторон.

Разрешая спор, и отказывая в удовлетворении исковых требований Г.Н.С. о понуждении к внесению изменений в соглашение о расторжении трудового договора, суд первой инстанции исходил из того, что соглашение подписано истцом добровольно, с условиями соглашения он был согласен, с заявлением о расторжении, изменении данного соглашения к работодателю не обращался, напротив данное соглашение сторонами исполнено.

Принимая решение об отказе в удовлетворении требований Г.Н.С. о взыскании неполученной заработной платы за период с 20 сентября 2019 года по 27 сентября 2019 года в размере 9 116 рублей 76 копеек, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, суд первой инстанции указал на то, что трудовым законодательством отзыв работника из отпуска без сохранения заработной платы не предусмотрен, заявление Г.Н.В. об отзыве из отпуска без сохранения заработной платы работодателем получено 30 сентября 2019 года, доказательств фактического допуска к работе в спорный период с ведома работодателя истцом не представлено, в связи с чем пришел к выводу, что работодатель обоснованно не выплатил истцу заработной платы за указанный период времени.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований Г.Н.С. о понуждении к внесению изменений в соглашение о расторжении трудового договора, и их правовым обоснованием.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам и требованиям законодательства, регулирующего спорные правоотношения, в части отказа в удовлетворении исковых требований Г.Н.С. о взыскании неполученной заработной платы, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда.

Отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в иске Г.Н.В. к ГБУЗ «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» о взыскании заработной платы, суд апелляционной инстанции с учетом установленных по делу обстоятельств, правоотношений сторон, анализа представленных в материалы дела доказательств, пришел к выводу, что факт незаконного лишения истца трудиться нашел подтверждение в ходе судебного разбирательства, поскольку Г.Н.С. обращался к работодателю с заявлением о прекращении отпуска без сохранения заработной платы с 20 сентября 2019 года, а не предоставление истцу работы со стороны работодателя нарушает его право на труд и получение вознаграждение за исполнение трудовых обязанностей.

Определяя размер заработной платы за период незаконного лишения истца возможности трудиться, суд апелляционной инстанции исходил из того, что период нетрудоспособности истца с 20 по 25 сентября 2019 года в указанный расчет не подлежат включению, в связи с чем пришел к выводу взыскании с ответчика в пользу истца среднего заработка за период 26 и 27 сентября 2019 года в размере 2 535 рублей 14 копеек.

Кроме того, суд апелляционной инстанции признал обоснованными исковые требования Г.Н.В. о взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы в соответствии со ст. 236 Трудового кодекса РФ в размере 581 рубля 80 копеек.

Установив факт нарушения ответчиком трудовых прав истца, суд апелляционной инстанции взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 1 000 рублей.

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции, проверяя законность оспариваемого судебного постановления в пределах доводов кассационной жалобы, считает, что выводы суда апелляционной инстанции в части удовлетворения исковых требований Г.Н.В. о взыскании задолженности по заработной плате в размере 2 535 рублей 14 копеек, компенсации морального вреда 1 000 рублей, основаны на надлежащей оценке доказательств по делу, сделаны в строгом соответствии с правилами статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и с нормами материального права, регулирующего спорные правоотношения и при правильном распределении между сторонами бремени доказывания и установлении всех обстоятельств, имеющих значение для дела.

В апелляционном определении приведен исчерпывающий перечень толкования норм материального права, подлежащих применению к спорным отношениям, результаты оценки доказательств по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы Государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Пензенская областная детская клиническая больница им. Н.Ф. Филатова» об отсутствии оснований для взыскания заработной платы за период 26 и 27 сентября 2019 года, поскольку истец находился в отпуске без сохранения заработной платы, из отпуска не отзывался, по существу сводятся к несогласию с выводами суда апелляционной инстанций, изложенными в обжалуемом судебном постановлении и направлены на иную оценку доказательств по делу, а потому основанием к отмене судебного акта являться не могут, так как в соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Судом апелляционной инстанции исследованы все представленные сторонами доказательства в их совокупности по правилам статей 55, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которым дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Иных доводов, которые не были бы отражены в оспариваемом судебном акте, кассационная жалоба ответчика не содержит.

Вместе с тем, судебная коллегия находит выводы суда апелляционной инстанции о наличии у истца права на компенсацию за задержку выплаты заработной платы в соответствии со ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации, основанным на неправильном толковании и применении норм материального права к спорным отношениям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В интересах законности кассационный суд общей юрисдикции вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления. При этом суд не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются (пункт 2 настоящей статьи).

Пунктом 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года N 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснено, что суд не связан доводами, изложенными в кассационных жалобе, представлении, если он придет к выводу, что в интересах законности необходимо выйти за пределы этих доводов.

Под интересами законности, которые дают суду, рассматривающему дело, основания для выхода за пределы доводов кассационной жалобы (с учетом положений статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), следует, в частности, понимать необходимость обеспечения по рассматриваемому делу правильного применения норм материального или процессуального права в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований и других лиц.

Из приведенных правовых норм и их толкования следует, что в случае выявления допущенных судами нарушений закона, не указанных в доводах кассационных жалобы или представления, суд кассационной инстанции в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы (представления) и обратить внимание на допущенные судами нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения кассационной жалобы (представления прокурора).

С учетом изложенного и в интересах законности судебная коллегия кассационного суда считаем возможным при рассмотрении кассационной жалобы ответчика выйти за пределы содержащихся в ней доводов в части взыскания компенсации за несвоевременную выплату денежных средств, в связи с нарушением норм материального права, допущенного судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела.

В соответствии с частью 1 статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной стопятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Из приведенных положений статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что материальная ответственность работодателя в виде выплаты работнику денежной компенсации в определенном законом размере наступает только при нарушении работодателем срока выплаты начисленной работнику заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику по трудовому договору, то есть начисленных, но не выплаченных работнику работодателем денежных сумм.

Принимая во внимание, что заработная плата за период 26 и 27 сентября 2019 года истцу не начислялась, являлась спорной выплатой, судебная коллегия приходит к выводу, что апелляционное определение в части взыскания компенсации за нарушение установленного срока выплаты заработной платы в размере 581 рубля 80 копеек, нельзя признать законным.

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции считает необходимым в соответствии с положениями пункта 5 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не передавая дело на новое рассмотрение, принять в указанной части новое решение об отказе Г.Н.В. в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации за нарушение установленного срока выплаты заработной платы.

В остальной части апелляционное определение подлежит оставлению без изменения, а доводы кассационной жалобы без удовлетворения.

На основании изложенного, и руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

 

определила:

 

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 16 ноября 2021 года, с учетом определения об исправлении арифметической ошибки от 23 ноября 2021 года, отменить в части удовлетворения исковых требований Г.Н.В. о взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы.

В отмененной части принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Г.Н.В. о взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы отказать.

В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 16 ноября 2021 года, с учетом определения об исправлении арифметической ошибки от 23 ноября 2021 года, оставить без изменения.

 

Подача СЗВ-М позже срока: фонду не удалось взыскать с работодателя всю переплату пенсии

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 мая 2022 г. по делу N А11-9046/2021

 

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе судьи Бердникова О.Е.

без вызова сторон

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу государственного учреждения — Отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по Ярославской области

на решение Арбитражного суда Владимирской области от 23.11.2021 и

на постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2022

по делу N А11-9046/2021

по иску государственного учреждения — Центра по выплате пенсий и обработке

информации Пенсионного фонда Российской Федерации в Ярославской области

к обществу с ограниченной ответственностью «Объединенные кондитеры»

(ИНН: 7705475711, ОГРН: 1027705027360)

о взыскании 37 715 рублей 52 копеек

и

 

установил:

 

государственное учреждение — Центр по выплате пенсий и обработке информации Пенсионного фонда Российской Федерации в Ярославской области (в настоящее время — государственное учреждение — Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Ярославской области; далее — Фонд) обратилось в Арбитражный суд Владимирской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Объединенные кондитеры» (далее — ООО «Объединенные кондитеры, Общество) о взыскании 37 715 рублей 52 копеек убытков.

Дело рассмотрено судом в порядке упрощенного производства по правилам главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда Владимирской области от 23.11.2021 иск удовлетворен частично: с Общества в пользу Фонда взысканы 8025 рублей убытков; в удовлетворении остальной части иска отказано.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2022 решение суда оставлено без изменения.

Фонд не согласился с принятыми судебными актами в части отказа в удовлетворении иска и обратился в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Заявитель жалобы считает, что суды неправильно применили нормы материального права и сделали выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела. По его мнению, совокупность условий, необходимая для возложения на Общество меры ответственности в виде возмещения убытков, доказана. Фонд настаивает на том, что именно несвоевременное предоставление Предпринимателем сведений по форме СЗВ-М за февраль 2019 года повлекло перерасход средств на выплату пенсии застрахованному лицу Сушининой С.О. с учетом ее индексации за период с 01.02.2019 по 31.03.2020. Отчет по форме РСВ-1 за первый квартал 2019 года не содержит сведений о факте осуществления пенсионером трудовой деятельности и не может являться основанием для подтверждения трудоустройства пенсионера.

Подробно позиция заявителя приведена в кассационной жалобе.

Общество в отзыве на кассационную жалобу отклонило доводы Фонда.

В соответствии с частью 2 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба рассмотрена судьей единолично, без вызова сторон.

Законность решения Арбитражного суда Владимирской области и постановления Первого арбитражного апелляционного суда проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в обжалуемой части в порядке, установленном в статьях 274, 284, 286 и 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установили суды, ООО «Объединенные кондитеры», являющееся работодателем пенсионера Сушининой С.О., представило в отношении нее сведения индивидуального (персонифицированного) учета по форме СЗВ-М за февраль 2019 года с нарушением срока — 04.02.2020.

Полагая, что несвоевременное представление страхователем сведений по форме СЗВ-М за февраль 2019 года повлекло излишнюю выплату сумм страховой пенсии в размере 37 715 рублей 52 копеек за период с 01.02.2019 по 31.03.2020, Фонд направил Обществу требование от 25.05.2020 о возврате излишне выплаченной суммы пенсии.

Общество в добровольном порядке денежные средства не возместило, что послужило основанием для обращения Фонда в арбитражный суд с настоящим иском.

Руководствуясь статьями 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 11.1 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования», статьями 26.1, 28 Федерального закона от 28.12.2013 N 400-ФЗ «О страховых пенсиях», Инструкцией о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 21.12.2016 N 766н, Арбитражный суд Владимирской области пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для взыскания с Общества 29 690 рублей 52 копеек убытков и отказал в удовлетворении иска в обжалуемой части.

Первый арбитражный апелляционный суд согласился с выводом суда первой инстанции и оставил его решение без изменения.

Рассмотрев кассационную жалобу, Арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел правовых оснований для ее удовлетворения.

Согласно части 1 статьи 26.1 Федерального закона от 28.12.2013 N 400-ФЗ «О страховых пенсиях» (далее — Закон N 400-ФЗ) пенсионерам, осуществляющим работу и (или) иную деятельность, в период которой они подлежат обязательному пенсионному страхованию в соответствии с Федеральным законом от 15.12.2001 N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», суммы страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), в том числе полученные в связи с перерасчетом, предусмотренным частями 2, 58 статьи 18 настоящего Федерального закона, выплачиваются в размере, исчисленном в соответствии с настоящим Федеральным законом, без учета индексации (увеличения) размера фиксированной выплаты к страховой пенсии в соответствии с частями 6 и 7 статьи 16 настоящего Федерального закона и корректировки размера страховой пенсии в соответствии с частью 10 статьи 18 настоящего Федерального закона, имеющих место в период осуществления работы и (или) иной деятельности.

В силу части 3 статьи 26.1 Закона N 400-ФЗ пенсионерам, прекратившим осуществление работы и (или) иной деятельности, в период которой они подлежали обязательному пенсионному страхованию в соответствии с Федеральным законом от 15.12.2001 N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», суммы страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), в том числе полученные в связи с перерасчетом, предусмотренным частями 2, 58 статьи 18 настоящего Федерального закона, выплачиваются в размере, исчисленном в соответствии с настоящим Федеральным законом, с учетом индексации (увеличения) размера фиксированной выплаты к страховой пенсии в соответствии с частями 6 и 7 статьи 16 настоящего Федерального закона и корректировки размера страховой пенсии в соответствии с частью 10 статьи 18 настоящего Федерального закона, имевших место в период осуществления работы и (или) иной деятельности.

На основании части 4 статьи 26.1 Закона N 400-ФЗ уточнение факта осуществления (прекращения) пенсионерами работы и (или) иной деятельности, в период которой они подлежат обязательному пенсионному страхованию в соответствии с Федеральным законом от 15.12.2001 N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», в целях реализации положений частей 13 настоящей статьи производится органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, ежемесячно на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета.

В части 6 статьи 26.1 Закона N 400-ФЗ установлено, что решение о выплате сумм страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), определенных в порядке, предусмотренном частями 13 настоящей статьи, выносится в месяце, следующем за месяцем, в котором органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, получены сведения, представленные страхователем в соответствии с пунктом 2.2 статьи 11 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

Согласно части 7 статьи 26.1 Закона N 400-ФЗ суммы страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), определенные в порядке, предусмотренном частями 13 настоящей статьи, выплачиваются с месяца, следующего за месяцем, в котором было вынесено решение, предусмотренное частью 6 настоящей статьи.

В случае возобновления работы и (или) иной деятельности пенсионерами после осуществления индексации (увеличения) размера фиксированной выплаты к страховой пенсии в соответствии с частями 6 и 7 статьи 16 настоящего Федерального закона и корректировки размера страховой пенсии в соответствии с частью 10 статьи 18 настоящего Федерального закона страховая пенсия, фиксированная выплата к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии) выплачиваются в сумме, причитавшейся на день, предшествующий дню возобновления работы и (или) иной деятельности (часть 8 статьи 26.1 Закона N 400-ФЗ).

В соответствии с частью 1 статьи 28 Закона N 400-ФЗ физические и юридические лица несут ответственность за достоверность сведений, содержащихся в документах, представляемых ими для установления и выплаты страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), а работодатели, кроме того, — за достоверность сведений, представляемых для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования.

В случае, если представление недостоверных сведений или несвоевременное представление сведений, предусмотренных частью 5 статьи 26 настоящего Федерального закона, повлекло за собой перерасход средств на выплату страховых пенсий, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), виновные лица возмещают Пенсионному фонду Российской Федерации причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (часть 2 статьи 28 Закона N 400-ФЗ).

В пункте 1 статьи 11.1 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» (далее — Закон N 27-ФЗ) налоговый орган не позднее 5 рабочих дней со дня получения сведений от страхователя в форме электронного документа, а на бумажном носителе не позднее 10 рабочих дней со дня получения сведений от страхователя представляет в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации, в том числе сведения о сумме заработка (дохода), на который начислялись страховые взносы на обязательное пенсионное страхование; начисленных и уплаченных сумм страховых взносов.

Согласно пункту 35 главы III Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 21.12.2016 N 766н (действовавшей в спорном периоде), территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации проверяет индивидуальные сведения и вносит их на лицевые счета застрахованных лиц ежеквартально — в течение месяца со дня получения территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации сведений, представленных налоговым органом в соответствии со статьей 11.1 Закона N 27-ФЗ.

На основании статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения причинителя вреда, его вину, наличие и размер убытков, а также причинно-следственную связь между допущенным нарушением и возникшими убытками. При этом отсутствие одного из перечисленных условий влечет отказ в удовлетворении требования о взыскании убытков.

В силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суды установили, что сведения индивидуального (персонифицированного) учета по форме СЗВ-М за февраль 2019 года, содержащие информацию о трудоустройстве Сушининой С.О., представлены Обществом 04.02.2020, то есть с нарушением установленного срока.

Решение о выплате Сушининой С.О. пенсии с 01.02.2019 с учетом индексации принято Фондом 17.04.2019.

Вместе с тем суды установили, что 30.04.2019 Общество представило в Фонд в электронном виде отчет по форме РСВ-1 за первый квартал 2019 года, который содержал сведения о сумме выплат и иных вознаграждений, начисленных в пользу Сушининой С.О. всего с начала расчетного периода.

Учитывая данное обстоятельство, Фонд не был лишен возможности воспользоваться данными сведениями, подтверждающими факт работы Сушининой С.О. в спорном периоде в Обществе, и не производить выплату пенсии застрахованному лицу с учетом индексации за последующие периоды (с мая 2019 года по март 2020 года).

Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи, суды пришли к выводу о том, что Фонд не доказал совокупность обстоятельств, влекущих применение меры ответственности в виде возмещения убытков, и правомерно отказали истцу в удовлетворении иска в обжалуемой части.

Доводы Фонда, приведенные в кассационной жалобе, судом округа отклоняются, поскольку не свидетельствуют о незаконности принятых судебных актов в обжалуемой части и не могут служить основанием для их отмены.

Судом кассационной инстанции не установлены существенные нарушения судами норм материального и (или) процессуального права, которые бы повлияли на исход дела, в том числе являющиеся безусловными основаниями для отмены судебных актов в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Вопрос о распределении расходов по государственной пошлине с кассационной жалобы не рассматривался, поскольку заявитель на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации освобожден от ее уплаты.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Владимирской области от 23.11.2021 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2022 по делу N А11-9046/2021 оставить без изменения, кассационную жалобу государственного учреждения — Отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по Ярославской области — без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и обжалованию не подлежит.

 

Судья

О.Е.БЕРДНИКОВ

 

 

Работник отказался от переезда, так как коллегам предложили больше денег, — суд поддержал увольнение

ЧЕТВЕРТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 февраля 2022 г. по делу N 88-2842/2022(22-32907/2021)

 

N дела суда 1-й инстанции 2-854/2021

 

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Бетрозовой Н.В.,

судей Мартыновой Н.Н. и Авериной Е.Г.,

с участием прокурора Стрелковского С.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании посредством видеоконференц-связи гражданское дело по иску Г. к обществу с ограниченной ответственностью «Газонефтепродукт сеть» о признании незаконным приказа о прекращении трудовых отношений, восстановлении в должности главного специалиста по экономической безопасности службы корпоративной защиты, компенсации морального вреда, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула,

по кассационной жалобе представителя истца Г. по доверенности Х. на решение Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 14 апреля 2021 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 22 июля 2021 года.

Заслушав доклад судьи Бетрозовой Н.В., выслушав представителя Г. — Х., поддержавшую доводы кассационной жалобы, представителя общества с ограниченной ответственностью «Газонефтепродукт сеть» — Р.А., возражавшего против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Стрелковского С.Н., полагавшего судебные постановления подлежащими оставлению без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. обратился в суд с иском, уточненным в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к обществу с ограниченной ответственностью «Газонефтепродукт сеть» (далее — ООО «Газонефтепродукт сеть», ООО «ГНП сеть») о признании незаконным приказа о прекращении трудовых отношений, восстановлении в должности главного специалиста по экономической безопасности службы корпоративной защиты, компенсации морального вреда, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, указав, что на основании трудового договора N от 15 июля 2019 года, заключенного на неопределенный срок, состоял в трудовых отношениях с ответчиком в должности главного специалиста по экономической безопасности в Службу корпоративной защиты, подразделения в Ростовской области ООО «ГЭС розница». Решением единственного участника ООО «ГЭС розница» от 20 октября 2020 года N 19/1, общество изменило местонахождение с <... n>

Полагая, что работодателем допущен факт дискриминации в части предложения по оплате труда при переводе на работу в другую местность, истец просил признать незаконным приказ ООО «Газонефтепродукт сеть» о прекращении с ним трудовых отношений от 18 декабря 2020 года N, восстановить в прежней должности главного специалиста по экономической безопасности Службы корпоративной защиты ООО «Газонефтепродукт сеть», взыскать с ООО «Газонефтепродукт сеть» в его пользу компенсацию морального вреда за дискриминацию при увольнении и изменении условий оплаты труда, незаконное увольнение в размере 300 000 рублей, средний заработок за все время вынужденного прогула в связи с незаконным увольнением в размере 211 533 руб. 31 коп. с последующим перерасчетом данной суммы на день вынесения решения суда.

Решением Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 14 апреля 2021 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 22 июля 2021 года, в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как постановленных с нарушением норм материального и процессуального права и принять по делу новое решение, которым удовлетворить исковые требования в полном объеме.

В возражениях на кассационную жалобу представитель ООО «ГНП сеть» по доверенности В. полагает судебные акты законными и обоснованными и не подлежащими отмене по доводам кассационной жалобы.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) кассационный суд общей юрисдикции рассматривает дело в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении.

Согласно части 1 статьи 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменных возражений представителя ООО «ГНП сеть» на кассационную жалобу, выслушав объяснения представителей сторон, поддержавших свои правовые позиции по делу, заключение прокурора Стрелковского С.Н., судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Судами установлено и следует из материалов дела, что на основании трудового договора от 15 июля 2019 года N и приказа от 15 июля 2019 года N Г. состоял в должности главного специалиста по экономической безопасности Службы корпоративной защиты (Р.) ООО «ГНП сеть». В соответствии с трудовым договором, местом работы истца указано подразделение в Ростовской области ООО «ГЭС розница», расположенное адресу: 344011, Ростовская область, г. Р.-на-Дону, пер. Доломановский, д. 70 «Д».

Пунктом 4.2.1 трудового договора в соответствии со штатным расписанием Г. установлен должностной оклад в размере 57 440 рублей.

Дополнительным соглашением от 21 января 2020 года к трудовому договору истцу увеличен размер должностного оклада до 59 164 рублей.

В связи с принятием единственным участником ООО «ГЭС розница» решения от 20 октября 2020 года N об изменении места нахождения общества с г. Р.-на-Дону на г. Санкт-Петербург, Г. 21 октября 2020 года вручено уведомление о переводе на работу в другую местность вместе с работодателем, без изменения прочих условий трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ N. Одновременно Г. предложено заключить дополнительное соглашение к трудовому договору, которым определено новое место работы работника, порядок компенсации расходов работника в связи с переездом в другую местность. Сумма компенсации расходов определена в размере 10 000 рублей.

От перевода на работу в другую местность Г. отказался, указав, что предложенная ему сумма оклада с компенсацией расходов на переезд, значительно ниже заработка других работников.

Приказом ООО «ГНП сеть» от 22 декабря 2020 года N Г. уволен с занимаемой должности в связи с отказом работника переезда на работу в другую местность вместе с работодателем в соответствии с п. 9 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, с которым истец ознакомлен под роспись 22 декабря 2020 года.

Разрешая спор, суд первой инстанции, оценив представленные доказательства, объяснения сторон и пояснения свидетелей, руководствуясь положениями статей 3, 56. 67, 72.1, 77, 129 Трудового кодекса Российской Федерации и требованиями статьи 56 ГПК РФ, исходил из того, что факт дискриминационных действия со стороны работодателя к истцу не доказан, а отказ работника от перевода на работу в другую местность вместе с работодателем является самостоятельным основанием для расторжения трудового договора, и установив, что процедура увольнения истца ответчиком соблюдена, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

Проверяя решение суда первой инстанции в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции согласился с выводами районного суда и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции оснований не согласиться с приведенными выводами судебных инстанций не усматривает, поскольку эти выводы соответствуют материалам дела, нормам права, подлежащим применению к спорным отношениям, и доводами кассационной жалобы не опровергаются.

Трудовые отношения, как следует из положений части 1 статьи 16 Трудового кодекса РФ, возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации.

Часть 1 статьи 56 Трудового кодекса РФ определяет трудовой договор как соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Обязательным для включения в трудовой договор является, в том числе условие о месте работы, а в случае, когда работник принимается для работы в филиале, представительстве или ином обособленном структурном подразделении организации, расположенном в другой местности, — о месте работы с указанием обособленного структурного подразделения и его местонахождения (абзацы первый и второй части 2 статьи 57 Трудового кодекса РФ).

В абзаце третьем пункта 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» даны разъяснения о том, что под структурными подразделениями следует понимать как филиалы, представительства, так и отделы, цеха, участки и т.д., а под другой местностью — местность за пределами административно-территориальных границ соответствующего населенного пункта.

В случае прекращения деятельности филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации, расположенного в другой местности, расторжение трудовых договоров с работниками этого подразделения производится по правилам, предусмотренным для случаев ликвидации организации (часть 4 статьи 81 Трудового кодекса РФ).

Главой 27 Трудового кодекса РФ установлены гарантии и компенсации работникам, связанные с расторжением трудового договора, в том числе в связи с ликвидацией организации.

В соответствии с п. 9 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ основанием прекращения трудового договора является отказ работника от перевода на работу в другую местность вместе с работодателем (часть первая статьи 72.1 Трудового кодекса РФ).

Часть 1 статьи 72.1 Трудового кодекса РФ определяет понятие перевода на другую работу как перевод на работу в другую местность вместе с работодателем и содержит правило о том, что перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и третьей статьи 72.2 данного Кодекса.

Частью 1 статьи 74 Трудового кодекса РФ установлено, что в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

Согласно части 2 статьи 74 Трудового кодекса РФ о предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено указанным Кодексом.

В соответствии с частью 2 статьи 180 Трудового кодекса РФ о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

В силу части 1 статьи 178 Трудового кодекса РФ при расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации (пункт 1 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ) увольняемому работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также за ним сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).

Расторжение трудового договора с работниками, работающими в расположенном в другой местности обособленном структурном подразделении организации, осуществляется по правилам, предусмотренным для случаев ликвидации организации, только тогда, когда работодателем принято решение о прекращении деятельности такого структурного подразделения, поскольку это фактически означает прекращение деятельности самой организации в этой местности и, соответственно, делает невозможным перевод работников с их согласия на другую работу в ту же организацию в пределах той же местности (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 года N 144-О).

В абзаце первом пункта 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе. При невозможности восстановления его на прежней работе вследствие ликвидации организации суд признает увольнение незаконным, обязывает ликвидационную комиссию или орган, принявший решение о ликвидации организации, выплатить ему средний заработок за все время вынужденного прогула. Одновременно суд признает работника уволенным по пункту 1 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ в связи с ликвидацией организации.

Общие основания прекращения трудового договора приведены в статье 77 Трудового кодекса РФ. В частности, согласно пункту 9 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ таким основанием является отказ работника от перевода на работу в другую местность вместе с работодателем (часть 1 статьи 72.1 Трудового кодекса РФ), согласно пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ — отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (часть 4 статьи 74 Трудового кодекса РФ).

Частью 3 статьи 178 Трудового кодекса РФ предусматривается, что работнику выплачивается выходное пособие в размере двухнедельного заработка, в том числе при расторжении трудового договора в связи с отказом работника от перевода на работу в другую местность вместе с работодателем (пункт 9 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ), отказом работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (пункт 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ).

Из приведенных нормативных положений Трудового кодекса Российской Федерации с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что обязательным условием трудового договора с работником, который принимается на работу в обособленном структурном подразделении организации, расположенном в другой местности, является условие о месте работы с указанием обособленного структурного подразделения и его местонахождения. При принятии организацией-работодателем решения о прекращении деятельности такого структурного подразделения фактически прекращается деятельность этой организации в данной местности, вследствие чего расторжение трудового договора с работником ликвидируемого обособленного структурного подразделения осуществляется по правилам, предусмотренным для случаев ликвидации организации, с соблюдением установленных Трудовым кодексом Российской Федерации гарантий работнику при расторжении трудового договора.

Суды и первой и апелляционной инстанций, разрешая исковые требования, исходили из того, что изменение условий трудового договора обусловлено организационными изменениями условий труда, что выразилось в изменении места нахождения организации с г. Ростова-на-Дону на г. Санкт-Петербург, истец добровольно отказался от перевода на работу в другую местность вместе с работодателем, при том, что доказательств достоверно свидетельствующих о дискриминации работодателем прав истца, как работника, материалы дела не содержат и истцом не представлены, пришли к обоснованному выводу, что процедура увольнения работника работодателем соблюдена, не усмотрев правовых оснований для удовлетворения исковых требований.

В оспариваемых судебных актах приведено верное толкование норм материального права, подлежащих применению к спорным правоотношениям, с учетом соответствующих разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, и отражены результаты оценки доказательств.

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции считает, что выводы судов основаны на правильном применении норм материального права и подтверждаются представленными в материалы дела доказательствами, оценка которым дана по правилам статьи 67 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы о незаконности увольнения, нарушения процедуры увольнения, злоупотребления правом со стороны работодателя, а также о том, что факт дискриминации истца при предложении более низких заработной платы и материальной компенсации в связи с переездом по сравнению с иными работниками доказан показаниями свидетеля Ц., являлись предметом оценки судов первой и апелляционной инстанций, обоснованно были отклонены по мотивам, изложенным в судебных постановлениях.

Оценка доказательств, исследованных судами, произведена по правилам статей 12, 56, 67 ГПК РФ на предмет их допустимости, относимости, достоверности и достаточности.

При этом суд кассационной инстанции, в силу своей компетенции, установленной положениями части 1 статьи 390 ГПК РФ, а также применительно к статье 379.7 ГПК РФ, при рассмотрении жалобы должен исходить из признанных установленными судом первой и второй инстанций фактических обстоятельств, проверять лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и второй инстанций, и правом переоценки доказательств не наделен.

Судебная коллегия кассационного суда общей юрисдикции полагает, что доводы кассационной жалобы получили надлежащую правовую оценку, при этом выводов судов не опровергают, а сводятся также и к несогласию с правовой оценкой установленных обстоятельств и фактически являются позицией заявителя, что не может служить основанием для отмены состоявшихся по делу судебных актов в кассационном порядке.

Вопреки доводам кассационной жалобы нарушений норм процессуального права при исследовании и оценке доказательств, приведших к судебной ошибке существенного и непреодолимого характера судами первой и апелляционной инстанций не допущено.

Иные доводы кассационной жалобы, приводились заявителем ранее, являлись предметом исследования судов предыдущих инстанций, были обоснованно отклонены по мотивам, изложенным в судебных постановлениях, по существу направлены на иную оценку представленных сторонами доказательств и иное толкование норм материального права.

При таких данных судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции не находит предусмотренных статьей 379.7 ГПК РФ оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений по доводам кассационной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 14 апреля 2021 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 22 июля 2021 года оставить без изменения, кассационную жалобу представителя истца Г. — Х. — без удовлетворения.

 

Постановление 05.04.2022.

Сколько часов должен отработать работник в месяц в 2022 году?

Тема рабочего времени является актуальной. Без понимания значения категории «рабочее время» невозможно правильное регулирование процесса труда. В нашем видео подробно разобраны все вопросы, связанные с рабочим временем