0

БЛОКЧЕЙН И МАРКСИЗМ. КАК ПОБЕДИТЬ КОРРУПЦИЮ В СФЕРЕ ГОСЗАКУПОК?

БЛОКЧЕЙН И МАРКСИЗМ. КАК ПОБЕДИТЬ КОРРУПЦИЮ В СФЕРЕ ГОСЗАКУПОК?

В недавней статье мы поговорили о том, как технология распределенных баз данных (блокчейна) может помочь в сделках с недвижимостью и значительно сократить трудозатраты в этой сфере. Но сопровождение сделок с частной собственностью относится только к современному капитализму. В социуме, где собственность на производственные активы коллективная, а экономика управляется всеми членами общества, сделки с недвижимостью не нужны.

 

В этой статье мы поговорим о том, как блокчейн и анализ больших данных (big data) может помочь в реальной экономике, в управлении производством. Уже сейчас в некоторых странах блокчейн применяется в госзакупках.

 

Госзакупки в России — традиционный объект критики по причине большой коррупционной составляющей. За 2020-й год лишь четверть всех госзакупок проводилась на конкурентной основе, а значит все остальное могло содержать элемент “блата”. В том же прошлом году число только выявленных нарушений составило 150 тысяч, 40 тысяч человек было привлечено к ответственности. Речь идет о суммах в сотни миллиардов рублей, и объем ущерба растет год от года. 

 

Эта проблема актуальна и для капиталистического мира в целом. Госзакупки — это 9.5 трлн. долларов в год, в среднем по странам они составляют 15% ВВП. По данным Всемирного банка и ОЭСР, порядка 10-30% этих сумм теряются из-за коррупции.

 

Наивно полагать, что механическое введение некой технологии или базы данных сможет значительно сократить нарушения в госзакупках, где представлены бизнес-интересы десятков тысяч чиновников, которые при этом владеют коммерческими предприятиями и используют свои должности для извлечение прибыли. Мы прекрасно понимаем, что коррупция не побеждается блокчейном и для этого необходима полная смена социальной системы. Сейчас нам важно поговорить о технологиях, которые сделают процесс прозрачным и подконтрольным широким массам трудящихся граждан. 

 

Как мы помним, блокчейн работает как цепочка блоков, каждый из которых содержит важную информацию и синхронизируется между несколькими базами данных на разных компьютерах (их называют нодами). В биткойне блоки содержат информацию о переводах между пользователями, и решение о переводе принимает владелец криптовалюты (без контроля банка, за что и любят крипту ее фанаты).  

 

Криптовалюта номер два — эфириум — добавила важное новшество: теперь транзакция может записываться в блокчейн в зависимости от произвольно заданных условий. Что это значит? Допустим, поставщик отправляет покупателю вагон с зерном. Покупатель готов заплатить, как только зерно надлежащего качества и в нужном количестве прибудет на место назначения. Мы можем поставить в вагон камеру, способную распознать наличие зерна, а также устройство GPS-слежения за положением вагона в пространстве, и все прочие нужные датчики. Когда условия сделки будут выполнены, датчики передают сигнал в блокчейн и с кошелька покупателя нужная сумма переводится на кошелек продавца. Мы получили сделку, полностью записанную в блокчейн и не зависящую от человеческого фактора. Такие умные сделки получили название смарт-контрактов.

Если идея смарт-контракта была  предложена еще в 90-х американским ученым Ником Сабо (до появления биткойна в 2010-м году), то начиная с 2016-17 гг смарт-контракты начали активно применяться крупными банками, страховыми компаниями и некоторыми компаниями производственного сектора для оптимизации внутренних процессов. Например, крупная немецкая страховая компания Allianz (которая, помимо всего прочего, финансировала нацистов) использует смарт-контракты для страховых выплат при наступлении природных катаклизмов. 

 

Принцип работы смарт-контрактов выглядит идеальным для организации госзакупок. В самом деле, сначала государство формирует заказ на строительство социально важного объекта с четким планом. Средства выплачиваются подрядчику в точности по мере выполнения этого плана, что фиксируется датчиками. Никаких изменений задним числом в план внести нельзя — не позволяет блокчейн, а ведь это одна из распространенных коррупционных схем на госзакупках и господрядах. 

 

Разумеется, в нынешнем обществе конкурентные закупки предпочтительнее неконкурентных, поэтому смарт-контракт должен содержать требования к числу и параметрам фирм-подрядчиков, а также прозрачную процедуру определения лучшей фирмы. Наконец, тот же смарт-контракт подразумевает и ответственность подрядчика за срыв заказа. Это может быть зарезервированная сумма штрафа, которая автоматом списывается со счета компании, если датчики установили опоздание относительно графика или полное отсутствие работ. Если угодно, мы получаем блокчейн-версию сотрудников отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности “на минималках”. Именно в таком виде еще в 2018 году предлагал вводить блокчейн в госзакупки советник президента РФ Сергей Глазьев.

 

Насколько гладко это работает на практике? Едва ли не главная проблема, с которой сталкивается блокчейн — это невозможность автоматизировать все процессы. В настоящее время мошенничество происходит именно там, где особенно велика роль человеческого фактора (экспертная оценка, инсайдерские действия руководителей компаний). Но если блокчейн не может сам проконтролировать действия чиновника или предпринимателя, он может “запомнить”, кто и какие действия совершал.

 

«В большинстве случаев информационные системы оказываются недостаточно защищены от мошеннических или неправомочных действий, и тут могут помочь решения на основе технологии блокчейн. Основное преимущество этой технологии в приложении к процессу закупок заключается в том, что она позволяет фиксировать, кто, когда и какой именно документ согласовал/внес на утверждение. И никакие последующие действия в системе не дадут данный факт „забыть“, то есть, если в документы были внесены неавторизованные правки, блокчейн обязательно это зафиксирует и сохранит»,

– комментирует Антон Хавторин, руководитель блокчейн-направления группы «Борлас».

 

Отсюда следует важный марксистский вывод — сама по себе технология не способна полностью победить “язву общества”, если за технологией не стоят организованные массы. В данном случае это общественный контроль, наличие большого числа мотивированных граждан , которые с помощью блокчейна будут следить, кто из чиновников и бизнесменов нарушил правила. Об этом же говорит опыт таких международных гражданских ассоциаций, как Transparency International и Partnership for Transparency Fund.

 

Другой распространенный способ мошенничества на госзакупках это манипуляция ценой и качеством товара для обогащения. Наиболее вопиющий пример в России — закупка структурой “Газпрома” партии гигиенических товаров на 630 млн. рублей, среди которых было 100 тыс. “трусов бикини для депиляции мужских”. С этой проблемой блокчейн справляется легче, главный рецепт — прозрачная маркировка всех товаров на всех стадиях производства и запись всех данных в распределенную базу:

 

«Здесь следует вспомнить об обсуждающихся уже достаточное время планах по блокчейн-идентификации всего товарооборота внутри страны. Как это будет на практике? Предположим, заключен госконтракт на товар определенного качества. Возможный способ злоупотребления поставщика – продажа товара более низкого качества под другой маркировкой. Однако блокчейн-маркировка позволит проследить весь путь поставки – от производителя до конечного покупателя – и исключит, таким образом, возможность фальсификации», – объясняет Максим Седов, руководитель юридической компании «Седов.Лигал».

 

Работа над блокчейн-платформами по госзаказам началась в разных странах начиная еще во время “криптовалютного хайпа” в 2017-м. Так, в США Майкрософт разработал платформу Azure Goverment для прозрачного распределения помощи пострадавшим от стихийных бедствий, а корпорация Booz Allen — аналогичную платформу обмена данными о лекарствах и пищевых продуктах для Управления по контролю за продуктами и лекарствами США. В условиях пандемии, как сообщает Мировой экономический форум, многие правительства начали финансировать закупки медицинского оборудования напрямую, что привело к резкому росту риска коррупции в отсутствие у большинства стран отлаженных прозрачных платформ для госзакупок. Помимо платформ непосредственно госзакупок, блокчейн на данный момент применяется в полностью прозрачной пенсионной системе Нидерландов (с 2018 года) и в системе Infrachain Люксембурга (с 2016-го), которая объединяет работу большей части министерств и в перспективе предназначена для всего ЕС.

 

В то время как большая часть антикоррупционных блокчейн-платформ применяется в развитых странах центра (США и ЕС, что неудивительно из-за паразитического положения последних), в РФ с реальным применением технологии большие проблемы. Известна попытка создать систему прозрачной маркировки товаров под названием “Честный знак”. Однако на данный момент у нее масса проблем, от сбоев работы сайта до дороговизны оборудования по нанесению и считыванию qr-кодов. Это неизбежно приведет к росту цен для потребителей, ведь разработчики системы хотят получить с нее прибыль, а компании-производители неизбежно перекладут все убытки на плечи покупателей.  Больше всего прибыли от внедрения системы получат корпорации Усманова и Чемезова, непосредственные бенефициары. Речь идет о десятках миллиардов рублей в год. 

Честный знак

Мы видим, что блокчейн дает большие возможности для борьбы с коррупцией на госзакупках. В конечном итоге это должно привести к росту количества и качества общественных благ, предоставляемых через государство. Однако блокчейн не панацея: без развитого общественного контроля и низовой активности граждан блокчейн-платформы не в состоянии победить коррупцию. Это лишь инструмент, который для максимальной эффективности должен быть в руках трудящихся, а не олигархической системы. 

 

В следующей статье поговорим о том, как корпорации используют наши личные данные для обогащения и чем трудящимся могут помочь цифровые технологии в этой сфере.

 

Источники:

 

https://www.rbc.ru/economics/08/07/2021/60e5cd249a7947a204e5a82b

https://pasmi.ru/archive/297450/

https://www.rbc.ru/economics/12/04/2019/5cb072fc9a79475d2c90d07b

https://www.rbc.ru/crypto/news/5d6f8f929a79476e3810f01e

https://cbr.ru/Content/Document/File/47862/SmartKontrakt_18-10.pdf

https://www.kv.by/content/341319-11-kompanii-kotorye-sotrudnichali-s-natsistami

https://zen.yandex.ru/media/bitnewstoday/ispolzovanie-tehnologii-blokchein-v-goszakupkah-5ca443f3d677b400b3b8a322

https://etpgpb.ru/procedure/tender/price_request/173576-postavka-trusov-odnorazovyh-i-prochego/

https://rb.ru/story/blockchain-vs-corruption/

https://gcn.com/articles/2017/10/23/azure-government-blockchain.aspx

https://www.boozallen.com/expertise/digital-solutions/blockchain.html

https://www.weforum.org/agenda/2020/06/governments-leverage-blockchain-public-procurement-corruption/

https://www.transparency.org/en/projects/integritypacts

https://www.ptfund.org

https://joinup.ec.europa.eu/sites/default/files/document/2019-04/JRC115049%20blockchain%20for%20digital%20government.pdf

http://katyusha.org/view?id=11254

 

admin

man

Добавить комментарий