0

Ошибки в кадастровой стоимости: налоговики пояснили, с какой даты пересчитывают налог на имущество

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ПИСЬМО

от 14 сентября 2021 г. N БС-4-21/13025@

Вопрос:

Об исчислении налога на имущество организаций в связи с исправлением ошибки, допущенной при определении кадастровой стоимости, и о начислении пеней.

 

Ответ:

 

Федеральная налоговая служба рассмотрела обращение об исчислении налога на имущество организаций (далее — налог) в связи с исправлением ошибки, допущенной при определении налоговой базы (кадастровой стоимости), и сообщает.

К полномочиям ФНС России, предусмотренным постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506 «Об утверждении Положения о Федеральной налоговой службе», не относится официальное (общеобязательное) разъяснение норм Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) о порядке исчисления налога в случае изменения налоговой базы. Вместе с тем полагаем возможным направить следующие рекомендации по рассматриваемой ситуации.

В соответствии с пунктом 15 статьи 378.2 Кодекса (в редакции Федерального закона от 23.11.2020 N 374-ФЗ) изменение кадастровой стоимости объекта налогообложения в течение налогового периода не учитывается при определении налоговой базы по налогу в этом и предыдущих налоговых периодах, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации, регулирующим проведение государственной кадастровой оценки, и вышеуказанным пунктом.

В свою очередь, пунктами 3 и 5 части 2 статьи 18 Федерального закона от 03.07.2016 N 237-ФЗ «О государственной кадастровой оценке» (далее — Закон N 237-ФЗ) для случаев исправления ошибок, допущенных в значении кадастровой стоимости, установлено, что сведения о кадастровой стоимости, которые внесены в Единый государственный реестр недвижимости (далее — ЕГРН), в зависимости от оснований их определения применяются следующим образом:

со дня начала применения сведений о кадастровой стоимости, изменяемых вследствие: исправления технической ошибки в сведениях ЕГРН, послужившего основанием для такого изменения; исправления ошибки, допущенной при определении кадастровой стоимости, в порядке, предусмотренном статьей 16 Закона N 237-ФЗ, в сторону уменьшения кадастровой стоимости;

со дня внесения в ЕГРН сведений о кадастровой стоимости в связи с исправлением ошибки, допущенной при определении кадастровой стоимости, в порядке, предусмотренном статьей 16 Закона N 237-ФЗ, в сторону ее увеличения.

Согласно пунктам 26, 28 Порядка ведения Единого государственного реестра недвижимости, утвержденного приказом Росреестра от 01.06.2021 N П/0241 (зарегистрирован Минюстом России 16.06.2021, регистрационный N 63885), в ЕГРН вносится дата начала применения кадастровой стоимости, указанная в документе, направленном органом государственной власти субъекта Российской Федерации или государственным бюджетным учреждением субъекта Российской Федерации, на основании которого в ЕГРН вносятся сведения о кадастровой стоимости (при наличии в указанном документе сведений о такой дате). В случае отсутствия в указанном документе сведений о дате начала применения кадастровой стоимости, а также в случаях, когда в соответствии с законодательством Российской Федерации изменение кадастровой стоимости осуществляется при отсутствии такого документа, дата начала применения указывается органом регистрации прав в соответствии с требованиями статьи 18 Закона N 237-ФЗ, статьи 24.20 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».

Согласно пункту 2 статьи 375 Кодекса налоговая база по налогу в отношении отдельных объектов недвижимого имущества определяется как их кадастровая стоимость, внесенная в ЕГРН и подлежащая применению с 1 января года налогового периода, с учетом особенностей, предусмотренных статьей 378.2 Кодекса.

С учетом изложенного вопрос о дате начала применения для целей исчисления налога (авансовых платежей по налогу) кадастровой стоимости, измененной вследствие исправления ошибок, допущенных при ее определении, решается исходя из имеющихся в ЕГРН сведений о дате начала применения измененной кадастровой стоимости.

В силу пункта 13 статьи 378.2 Кодекса организация в отношении объектов недвижимого имущества, налоговая база в отношении которых определяется как кадастровая стоимость, уплачивает налог (авансовые платежи по налогу) в сумме, определяемой как произведение налоговой ставки, действующей на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, и кадастровой стоимости (одной четвертой кадастровой стоимости) этого имущества.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации изменение налоговой базы — кадастровой стоимости влечет перерасчет суммы налога (авансовых платежей) по налогу, ранее исчисленных исходя из недостоверных (ошибочных) сведений о кадастровой стоимости, с учетом даты начала применения измененной кадастровой стоимости.

По вопросу о начислении пеней по налогу в случае изменения кадастровой стоимости в течение налогового периода письмом ФНС России от 11.01.2017 N БС-4-21/186 для руководства налоговым органам направлены разъяснения Минфина России (письмо от 29.12.2016 N 03-05-04-01/79101). Согласно указанным разъяснениям исполнение обязанности по уплате авансового платежа по налогу в установленный срок до изменения кадастровой стоимости объекта налогообложения в течение соответствующего налогового периода не является основанием для начисления пеней на сумму такого авансового платежа.

Настоящее письмо носит информационно-справочный (рекомендательный) характер, не устанавливает общеобязательных правовых норм и не препятствует применению нормативных правовых актов и судебных постановлений в значении, отличающемся от вышеизложенных разъяснений.

 

Действительный

государственный советник

Российской Федерации

2 класса

С.Л.БОНДАРЧУК

14.09.2021

 

0

Суд подтвердил: кредиторскую задолженность учитывают в периоде истечения срока исковой давности

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 сентября 2021 г. N 301-ЭС21-14919

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации Завьялова Т.В., изучив кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Артель» (далее — общество, налогоплательщик) на решение Арбитражного суда Ярославской области от 04.09.2020 по делу N А82-19122/2019, постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 18.01.2021 и постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.05.2021 по тому же делу

по заявлению общества о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Ярославской области (далее — инспекция, налоговый орган) от 19.06.2019 N 08-20/6 в части доначисления 2 516 526 рублей налога на прибыль организаций за 2016 — 2017 годы, соответствующих пеней, уменьшения убытка по налогу на прибыль организаций за 2015 год на 12 917 168 рублей, привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 и пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Налоговый кодекс) в виде штрафа в общей сумме 784 805 рублей 20 копеек,

 

установила:

 

решением Арбитражного суда Ярославской области суда от 04.09.2020 заявленное требование удовлетворено частично: суд признал недействительным решение инспекции в части вывода о занижении внереализационных доходов по налогу на прибыль организаций за 2015 год в связи с не включением в состав внереализационных доходов кредиторской задолженности по контрагенту — обществу с ограниченной ответственностью «СтройГрадЯр» в сумме 12 917 168 рублей с истекшим сроком исковой давности, а также в части не включения указанной суммы кредиторской задолженности в состав внереализационных доходов 2016 года; не учета при исчислении налога на прибыль организаций за проверяемый период права общества на перенос на будущие налоговые периоды убытка 2015 года в сумме 14 632 033 рублей; не учета для целей налогообложения прибыли за 2016 год дополнительных документально подтвержденных расходов в виде разницы между дебиторской и кредиторской задолженностью ликвидированного контрагента — общества с ограниченной ответственности «Малахит» в сумме 374 308 рублей 85 копеек, соответствующих сумм пеней и штрафа за неуплату налога на прибыль организаций, примененных без учета указанных оснований; привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса за непредставление 87 путевых листов за дни, в которые автомобиль не эксплуатировался. В удовлетворении остальной части заявленного требования Обществу отказано.

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 18.01.2021 решение суда оставлено без изменения.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа постановлением от 18.05.2021 принятые по делу судебные акты оставил без изменения.

В жалобе общество ссылается на нарушение судебными актами, принятыми по настоящему делу, его прав и законных интересов в результате неправильного применения и толкования судами норм права в части отказа в удовлетворении заявленного требования.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационных жалобе, представлении доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как следует из судебных актов, основанием доначисления налога на прибыль, в том числе, послужил вывод инспекции о неправомерном не отражении обществом в составе внереализационных доходов, учитываемых при определении налогооблагаемой прибыли за 2016 год, сумм кредиторской задолженности налогоплательщика перед его контрагентом — обществом с ограниченной ответственностью «СтройГрадЯр» с истекшим сроком исковой давности.

При рассмотрении настоящего спора по указанному эпизоду суды, изучив полно и всесторонне представленные в материалы дела доказательства, оценив их в совокупности и взаимосвязи, установили наличие у общества кредиторской задолженности по контрагенту в сумме 12 917 168 рублей, течение срока исковой давности по которой прервалось 04.03.2013.

Таким образом, руководствуясь положениями статей 247, 248, 250, 271 Налогового кодекса, статей 196, 200, 203 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу, что срок исковой давности по указанной задолженности истек в 2016 году, а потому она подлежит включению в состав внереализационных доходов общества по состоянию на 31.12.2016.

Определяя действительную налоговую обязанность налогоплательщика, суды установили, что в проверяемом периоде у общества возникли основания для списания дебиторской задолженности, возникшей в феврале 2013 года по контрагенту — обществу с ограниченной ответственностью «Малахит» в сумме 842 196 рублей, в связи с его исключением из ЕГРЮЛ 19.09.2016. Также у общества имелась кредиторская задолженность перед указанным контрагентом на сумму 467 887 рублей 15 копеек, которая в соответствии с пунктом 18 статьи 250 Налогового кодекса подлежала включению в состав внереализационных доходов за 2016 год.

Таким образом, суды пришли к выводу, что разница между дебиторской и кредиторской задолженностью общества перед названным контрагентом подлежит учету в составе внереализационных расходов по налогу на прибыль организаций.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, в том числе о неправомерном исчислении штрафа по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса, исходя из количества фактически предоставленных документов, не поименованных конкретно в требовании о представлении документов, являлись предметом рассмотрения судов, не опровергают их выводы, не подтверждают существенных нарушений норм материального права и норм процессуального права, повлиявших на исход дела.

По существу доводы жалобы повторяют позицию общества по спору, выражают несогласие с установленными судами фактическими обстоятельствами настоящего спора и основаны на ином толковании применительно к ним положений законодательства.

Эти доводы не могут быть признаны основанием для отмены обжалуемых судебных актов в кассационном порядке, поскольку не свидетельствуют о существенном нарушении судами норм материального права и, по сути, сводятся к переоценке фактических обстоятельств, установленных при рассмотрении настоящего дела.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

отказать обществу с ограниченной ответственностью «Артель» в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

 

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

 

0

Переподготовка по курсу «Оценочная деятельность»

Переподготовка по курсу «Оценочная деятельность»

Центр профессиональной подготовки кадров (ЦППК) предлагает пройти курс по такой востребованной профессии как «Оценочная деятельность». Специалист данного направления деятельности осуществляет оценку стоимости транспортных средств и недвижимости, а также участвует в операциях купли-продажи имущества. Поэтому, если необходима профессиональная переподготовка по профессии оценочная деятельность, преподаватели ЦППК дадут все необходимые знания по данной специальности.

Востребованность профессии

С учётом роста благосостояния населения – строительство новых домов, покупка автомобилей, произошёл и рост потребности в специалистах которые могут провести оценку продаваемого имущества. В помощи специалистов по оценке нуждаются как простые люди, так и крупные компании, поэтому пройдя обучение на курсах, специалист с дипломом всегда сможет найти высокооплачиваемую работу.

Кому нужны курсы

В первую очередь углублённый курс рекомендуется пройти слушателям, которые осваивают данную профессию с нуля. Так же обучение проходят специалисты желающие улучшить свои знания. В основном на занятия записываются:

  • выпускники, получившие диплом по данной профессии;
  • практикующие специалисты;
  • сотрудники компаний, совмещающие основную деятельность с данной работой.

После окончания учебной программы слушатели получают диплом государственного образца.

Формы обучения

Слушателям предлагается очно-заочная форма обучения. Можно выбрать обучение онлайн или дистанционно.

Онлайн обучение даёт возможность в удобной обстановке, из любой точки мира, через монитор смотреть объяснения преподавателя.  При этом не нужно тратить время на поездки на учёбу.

Дистанционное обучение даёт возможность сразу получить доступ ко всем записям занятий, методическому материалу и практическим заданиям. Обратная связь с преподавателем происходит через форму вопрос-ответ.

Подведём итоги

Предлагаемый ЦППК курс «Оценочная деятельность» даёт возможность получить интересную и высоко оплачиваемую специальность. Ведь хороший специалист всегда востребован, причём как на государственной службе, так и в частных компаниях.

Курсы помогут получить все необходимые знания, которые потребуются слушателю в его работе. Предоставляются все необходимые методички и другие учебные материалы, которые помогут специалисту в его дальнейшей работе. После прохождения обучающего курса слушатель может стать оценщиком широкого профиля или начать работу на конкретном направлении. Всё зависит от того где в какой компании он хочет работать и какие у неё приоритеты.

0

ВС РФ разрешил налогоплательщику взыскать с недобросовестного контрагента доначисленный НДС

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 сентября 2021 г. N 302-ЭС21-5294

 

Резолютивная часть определения объявлена 02.09.2021

Полный текст определения изготовлен 09.09.2021

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Борисовой Е.Е.,

судей Золотовой Е.Н., Поповой Г.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе акционерного общества «Таймырская топливная компания» на решение Арбитражного суда Красноярского края от 28.01.2020 года по делу N А33-3832/2019, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 16.10.2020, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14.01.2021 по тому же делу

по иску акционерного общества «Таймырская топливная компания» к обществу с ограниченной ответственностью «Таймырстрой» о взыскании убытков в размере 5 567 657 рублей 82 копейки,

при участии в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Красноярска.

В заседании приняли участие представители:

акционерного общества «Таймырская топливная компания» — Николаев А.В., Сидоров В.А.;

общества с ограниченной ответственностью «Таймырстрой» — Пешков В.С.;

Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Красноярска — Талыбов И.Р.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Е.Е., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

акционерное общество «Таймырская топливная компания» (далее — истец, топливная компания, заказчик) обратилась в Арбитражный суд Красноярского края с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Таймырстрой» (далее — ответчик, общество «Таймырстрой», подрядчик) о взыскании 5 567 657 рублей 82 копеек убытков, представляющих собой суммы налога на добавленную стоимость (далее — НДС), соответствующих суммы пени и штрафа, начисленных истцу по результатам налоговой проверки в связи с взаимоотношениями с ответчиком (с учетом уточнений требований в порядке части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Инспекция Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Красноярска (далее — налоговый орган, инспекция).

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 28.01.2020, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 16.10.2020, в удовлетворении исковых требований отказано.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановлением от 14.01.2021 оставил состоявшиеся по делу судебные акты без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, топливная компания обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, в которой просит отменить решение арбитражного суда первой инстанции, постановления арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Е.Е. от 21.07.2021 кассационная жалоба топливной компании вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу общество «Таймырстрой» просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а судебные акты — отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела топливной компанией (заказчик) и обществом «Таймырстрой» (подрядчик) заключен договор подряда от 15.05.2014 N ТТК/108-дг/2014, по условиям которого подрядчик обязался выполнить ремонтные работы на объекте заказчика (далее — договор).

При исполнении договора во 2 — 4 кварталах 2014 г. общество «Таймырстрой» выставило топливной компании счета-фактуры на стоимость выполненных за этот период работ, выделив НДС в общем размере 4 460 565 рублей 06 копеек. Предъявленная сумма налога принята топливной компанией к вычету при исчислении НДС.

Налоговым органом в отношении истца проведена выездная налоговая проверка за период с 01.01.2012 по 31.12.2014, по результатам которой инспекцией принято решение от 05.12.2016 N 11 о привлечении топливной компании к ответственности за совершение налогового правонарушения. Названным решением топливной компании начислена недоимка по НДС в размере 4 460 565 рублей 06 копеек, пени в размере 709 330 рублей 67 копеек и штраф за неуплату налога в размере 397 762 рублей 09 копеек.

Основанием доначисления указанных сумм недоимки, пени и штрафа послужил вывод налогового органа о получении топливной компанией необоснованной налоговой выгоды по хозяйственным операциям с обществом «Таймырстрой» и привлеченным к исполнению договора субподрядчиком — обществом с ограниченной ответственностью «Мегаполис» (далее — субподрядчик, общество «Мегаполис»).

Управление Федеральной налоговой службы по Красноярскому краю решением от 13.03.2017 N 2.12-14/051188@ оставило без удовлетворения апелляционную жалобу топливной компании на решение инспекции от 05.12.2016 N 11, которое с указанного момента вступило в силу.

Во исполнение вступившего в силу решения налогового органа истец 04.04.2017 уплатил в бюджет доначисленные суммы недоимки, пени и штрафа.

В судебном порядке (дело N А33-12005/2017 Арбитражного суда Красноярского края) решение инспекции от 05.12.2016 N 11 признано соответствующим законодательству о налогах и сборах, а топливной компании отказано в удовлетворении требования о его признании недействительным.

При рассмотрении налогового спора судами установлено, что по условиям договора от 15.05.2014 и в соответствии с оформленными при исполнении договора документами подрядчик выполнял работы на принадлежащих топливной компании Дудинской и Кайерканской нефтебазах, в том числе работы по ремонту автопроездов, восстановлению отмостки резервуаров и смотровой площадки резервуаров, строительномонтажные работы на модульных очистных сооружениях, техническому перевооружению сливоналивной железнодорожной эстакады.

Как установили суды при рассмотрении налогового спора, общество «Таймырстрой» и привлеченный им субподрядчик не имели достаточных ресурсов для исполнения договора (имущества, транспортных средств, материальных запасов, квалифицированного персонала, необходимых для реального выполнения заявленных объемов работ) и при получении свидетельств саморегулируемых организаций использовали заведомо недостоверные сведения о имеющихся специалистах, без согласия указанных лиц. Работы на объектах топливной компании фактически выполнялись физическими лицами, не имеющими отношения к финансово-хозяйственной деятельности обществ «Таймырстрой» и «Мегаполис».

Денежные средства, перечисленные топливной компанией в адрес общества «Таймырстрой» в счет оплаты по договору подряда от 15.05.2014, не были направлены на приобретение материалов, оплату посреднических услуг, расчеты по заработной плате, иные платежи, которые свидетельствовали бы о реальном осуществлении предпринимательской деятельности, а через общество «Мегаполис» перечислялись иным юридическим лицам, имеющим признаки «технических компаний» и в дальнейшем обналичивались.

Полагая, что утрата истцом права на возмещение НДС и соответственно доначисление НДС, пени и штрафа обусловлено неправомерным поведением общества «Таймырстрой», топливная компания направила ответчику претензию о возмещении доначисленных инспекцией сумм в качестве убытков, и в связи с его отказом от добровольного удовлетворения претензии, обратилась с соответствующим требованием в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, руководствовался положениями статей 15, 393, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) и исходил из отсутствия оснований для привлечения общества «Таймырстрой» к имущественной (гражданско-правовой) ответственности перед истцом, поскольку в рамках рассмотрения налогового спора подтверждено несоблюдение требований законодательства о налогах и сборах самой топливной компанией, что послужило основанием для отказа в применении налоговых вычетов по НДС.

Сославшись на правовую позицию, выраженную в пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — постановление Пленума N 53), суды первой и апелляционной инстанций отметили, что топливная компания не проявила должную осмотрительность при выборе контрагента, приняла от общества «Таймырстрой» документы, содержащие явно недостоверную информацию и, таким образом, взяла на себя риск наступления негативных налоговых последствий.

Поскольку основанием для отказа топливной компании в применении налоговых вычетов по НДС послужили не только нарушения, допущенные обществом «Таймырстрой», но и непроявление должной коммерческой осмотрительности самим истцом, суды заключили, что при таком положении прямая причинно-следственная связь между поведением общества «Таймырстрой» и возникновение убытков у топливной компании отсутствует.

Судами также признано, что топливная компания пропустила срок исковой давности, о применении которого в ходе рассмотрения дела было заявлено ответчиком.

По мнению судов, принимая во внимание право заказчика осуществлять контроль за ходом выполнения работ, о наличии (отсутствии) у подрядчика ресурсов для исполнения договора топливной компании должно было стать известно в период исполнения договора и на этапе подписания актов о приемке выполненных работ, последние из которых подписаны 10.10.2014. На этом основании суды пришли к выводу об исчислении срока давности в соответствии со статьей 199, 200 Гражданского кодекса со дня подписания последнего акта о приемке выполненных работ и о пропуске названного срока к моменту обращения истца в суд 11.02.2019.

Арбитражный суд кассационной инстанции согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанции.

Между тем судами не учтено следующее.

В силу положений пункта 3 статьи 1, пункта 3 статьи 307 Гражданского кодекса при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В частности, при исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.

На основании пункта 1 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, где под убытками согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса понимается, в том числе реальный ущерб — расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (пункт 2 статьи 393 Гражданского кодекса).

Как разъяснено в абзаце первом пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков.

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается. Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков (абзацы второй и третий пункта 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 (редакция от 22.06.2021) «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

Из приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации вытекает, что применение такой меры гражданско-правовой ответственности как возмещение убытков допустимо при любом умалении имущественной сферы участника оборота, в том числе выразившемся в увеличении его налогового бремени по обстоятельствам, которые не должны были возникнуть при надлежащем (добросовестном) исполнении обязательств другой стороной договора.

Принцип добросовестности предполагает, что исполняющее обязательство лицо, учитывая права и законные интересы контрагента, должно воздерживаться от поведения, вступающего в противоречие с установленными государством обязательными требованиями к ведению соответствующей деятельности и способно негативно повлиять на имущественную сферу контрагента. В частности, подрядчик, преследовавший при заключении договора цель получения оплаты за выполненные работы, но допустивший нарушения при ведении своей деятельности, не должен ставить заказчика в такое положение, при котором последний не сможет реализовать права, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

Эти обязанности, характеризующие надлежащее (добросовестное) исполнение обязательств в полной мере применимы к отношениям по договору подряда, осложненному множественностью лиц, участвующих в исполнении договора, поскольку в силу положений пунктов 13 статьи 706 Гражданского кодекса генеральный подрядчик, привлекший к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков), несет перед заказчиком ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком, в том числе ответственность за убытки, причиненные участием субподрядчика в исполнении договора, который должен был исполняться подрядчиком лично.

В данном случае согласно пункту 2.1.10 договора ответчик принял на себя обязательство выполнить работу своими силами либо, с письменного согласия заказчика, силами третьих лиц; подрядчик несет ответственность за убытки, причиненные третьим лицом при исполнении настоящего договора. Привлечение ответчиком к выполнению работ по договору третьих лиц нарушает как условие договора, так и положения пункта 1 статьи 706 Гражданского кодекса, предусматривающего, что подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков), если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично.

Следовательно, само по себе то обстоятельство, что заказчик мог предотвратить наступление для него неблагоприятных последствий, самостоятельно выявив нарушения в деятельности подрядчика, умышленно нарушающего условия договора и не отрицавшего данный факт при рассмотрении дела со ссылкой на возможность заказчика это обнаружить, не представив доказательства отсутствия в своих действиях противоправного поведения (злоупотреблением доверием), не может служить основанием для освобождения подрядчика от ответственности перед заказчиком за причиненные ему убытки в виде дополнительно начисленных сумм налогов, пени и санкций.

В такой ситуации заказчик по существу оказывается лицом, потерпевшим от нарушений, допущенных подрядчиком, и в силу пункта 1 статьи 1, статьи 12 ГК РФ ему должна быть обеспечена возможность восстановить свою имущественную сферу с использованием гражданско-правовых средств защиты.

В то же время, исходя из положений пункта 1 статьи 15, пунктов 1 и 2 статьи 393 Гражданского кодекса, в удовлетворении требования о возмещении убытков может быть отказано, если при рассмотрении дела (в том числе, с учетом результатов разрешения налогового спора) установлено, что обе стороны договора выступали участниками по сути одного правонарушения, в связи с чем налогоплательщик — заказчик не является лицом, потерпевшим в результате действий (бездействия) контрагента.

В частности, в силу сложившейся судебной практики, налогоплательщик — заказчик и его контрагент рассматриваются как участники по сути одного правонарушения, если их действия носили согласованный характер и были направлены на получение экономического эффекта за счет непосредственного участия в уклонении от уплаты НДС совместно с лицами, не осуществлявшими реальной экономической деятельности (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 09.03.2021 N 301-ЭС20-19679, 25.01.2021 N 309-ЭС20-17277, 28.05.2020 N 305-ЭС19-16064).

Как указывала топливная компания, при заключении договора подряда она преследовала правомерную цель, состоящую в получении предусмотренного договором результата работ. Цель заключения гражданско-правового договора фактически достигнута, поскольку предусмотренные договором работы выполнены, их результаты приняты заказчиком и оплачены полностью.

В ходе рассмотрения налогового спора поведение топливной компании квалифицировано как непроявление должной осмотрительности при выборе контрагента (пункт 10 постановления Пленума N 53). Каких-либо обстоятельств, позволяющих сделать вывод о соучастии топливной компании в нарушениях, допущенных обществом «Таймырстрой» и привлеченным ею субподрядчиком, согласованности действий заказчика и подрядчика (субподрядчика), направленности этих действий на получение экономического эффекта за счет неуплаты НДС в бюджет, суды не установили.

Вместе с тем, суды, отказывая в иске по настоящему делу и указывая о проявлении истцом неосторожности при выборе контрагента при заключении договора, не учли, что в силу пункта 1 статьи 404 Гражданского кодекса это могло служить лишь основанием для уменьшения судом размера ответственности должника, но не для полного отказа в удовлетворении требования о возмещении убытков.

В подтверждение недобросовестности поведения общества «Таймырстрой» при заключении договора подряда (на стадии проведения конкурсного отбора) топливная компания, в том числе со ссылками на результаты налоговой проверки, указывала, что общество «Таймырстрой» представило недостоверные сведения об имеющихся у него трудовых ресурсах (образовании, должности, стаже специалистов и т.п), свидетельствах о допуске к работам, оказывающим влияние на объекты капитального строительства от 23.01.2013, чем создало видимость своей благонадежности как контрагента.

Истцом также указывалось, что в нарушение условий договора подряда общество «Таймырстрой» без его согласия привлекло субподрядчика — общество «Мегаполис» к выполнению работ без получения согласия заказчика (пункт 2.1.10 договора), именно в отношении этого субподрядчика налоговым органом сделан вывод о его мнимом участии в выполнении работ на объектах топливной компании с целью скорейшего перечисления денежных средств, полученных от топливной компании, в пользу иных лиц и для последующего обналичивания денежных средств.

При этом, истец также опровергал довод общества «Таймырстрой» о несоответствии ответчика минимальным требованиям для получения свидетельства саморегулируемой организации для работы на опасных производственных объектах, что якобы создавало сомнения в его профессиональных возможностях.

Проверка названных доводов имела значение для правильного рассмотрения настоящего дела, поскольку они указывают на допущенные подрядчиком нарушения при исполнении договора, которые обусловили невозможность реализации права на вычет НДС у топливной компании, то есть на наличие причинно-следственной связи между недобросовестным поведением подрядчика при заключении (исполнении) договора и причинением ущерба заказчику, а также оснований для уменьшения размера убытков.

В нарушение требований части 2 статьи 65, статьи 71 и части 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указанные доводы не получили надлежащей оценки со стороны судов, которые ограничились констатацией того, что топливная компания могла и должна была самостоятельно выявить вышеназванные нарушения в деятельности подрядчика, проявив должную степень осмотрительности, что в силу изложенных выше положений Гражданского кодекса не могло служить основанием для отказа в возмещении убытков.

Нельзя согласиться с выводами судов о пропуске срока исковой давности.

В силу пункта 1 статьи 196 Гражданского кодекса общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 ГК РФ. На основании пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В гражданских отношениях ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательства должником нарушает субъективное материальное право кредитора. Следовательно, право на иск возникает с момента нарушения такого права, и именно с этого момента определяется начало течения срока давности.

Принимая во внимание, что решение налогового органа по результатам налоговой проверки топливной компании вступило в силу 13.03.2017, и с указанного момента времени необходимость дополнительной уплаты НДС, пени и санкций в бюджет стала юридическим фактом, то именно с этой даты топливная компания имеет право требовать возмещения убытков с контрагента. Соответственно, с этого же момента начала течь исковая давность по данному требованию.

С учетом изложенного, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшиеся по делу решение суда первой инстанции, постановления арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанции подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как принятые при существенном нарушении норм материального и процессуального права, а дело — подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела судам следует учесть изложенную в настоящем определении правовую позицию, дать оценку доводам истца и возражениям ответчика относительно добросовестности поведения ответчика при заключении договора и его исполнении, наличия причинно-следственной связи между поведением ответчика и причинением ущерба истцу, принять законные и обоснованные судебные акты.

Руководствуясь статьями 176, 291.11291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Арбитражного суда Красноярского края от 28.01.2020 года по делу N А33-3832/2019, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 16.10.2020 и постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14.01.2021 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Красноярского края.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

 

Председательствующий

Е.Е.БОРИСОВА

 

Судьи

Е.Н.ЗОЛОТОВА

Г.Г.ПОПОВА

 

0

ФНС разрешила делить верхнюю часть счета-фактуры на 2 колонки

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

 

ПИСЬМО

от 23 августа 2021 г. N 3-1-11/0116@

Вопрос:

О принятии к вычету НДС на основании счета-фактуры, в котором показатели строк 18 расположены в две колонки.

 

Ответ:

 

Управление налогообложения юридических лиц рассмотрело обращение по вопросу применения вычета по налогу на добавленную стоимость (далее — НДС), предъявленному на основании счета-фактуры, в котором изменена внешняя форма счета-фактуры, утвержденная приложением N 1 к постановлению Правительства Российской Федерации от 26.12.2011 N 1137, и сообщает следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса, сумм НДС, предъявленных покупателю продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав. При этом пунктом 2 статьи 169 Кодекса установлено, что счета-фактуры являются основанием для принятия к вычету сумм НДС, предъявленных покупателю продавцом, при выполнении требований, установленных пунктами 5, 5.1 и 6 данной статьи Кодекса.

Форма счета-фактуры утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 26.12.2011 N 1137 и учитывает состав сведений, предусмотренных пунктом 5 статьи 169 Кодекса. При этом указанным постановлением Правительства Российской Федерации не предусмотрено право налогоплательщика исключать строки и графы из утвержденной формы счета-фактуры.

Что касается изменения внешней формы счета-фактуры, то такой счет-фактура признается соответствующим требованиям налогового законодательства, если налогоплательщиком не нарушены содержание и число показателей, предусмотренных пунктом 5 статьи 169 Кодекса и постановлением Правительства Российской Федерации от 26.12.2011 N 1137.

Таким образом, формирование счета-фактуры, в котором показатели строк 18 расположены в 2 колонки, не противоречит требованиям законодательства о налогах и сборах.

 

Начальник Управления

налогообложения юридических лиц ФНС

М.В.БАКЧЕЕВА

23.08.2021

0

Вот, вышел сеятель сеять

Седмица 13-я по Пятидесятнице. Глас 3

День постный

(2 Кор. 11, 5-21Мк. 4, 1-9). «Вот, вышел сеятель сеять». С тех пор, как вышел этот сеятель на сеяние, он не перестает сеять. Сначала сам лично сеял, потом через апостолов, а наконец через Божественные писания и богомудрых учителей. И доселе всюду сеется слово истины Божией. Будь только готов явить себя благою землею, непременно засеменишься; засеменное же Бог возрастит. Как же представить из себя благую землю? Вниманием и изучением слова Божия, сочувствием и любовью к нему и готовностью тотчас приводить в дело то, что узнаешь. При таком настроении, ни одно слово не ляжет поверх души, а всякое войдет внутрь. Сочетавшись там с родными ему стихиями духа, оно пустит корни и даст росток. Питаясь потом — свыше наитиями духовными, а снизу желаниями благими и трудами, оно возрастет в древо, даст цвет и плод. Сам Бог устроил так вокруг нас, и потому нельзя не удивляться нашему бесплодию. А все от невнимания и нерадения.

0

Уголовную ответственность за фальсификацию результатов выборов, общероссийского голосования и референдумов предлагается ужесточить

В нижнюю палату парламента внесен законопроект, направленный на усиление уголовного наказания за незаконные действия членов комиссий при проведении выборов, общероссийского голосования и референдумов. Так, предлагается1 отнести преступления, касающиеся фальсификации документов (ч. 1 ст. 142 Уголовного кодекса), итогов голосования (ст. 142.1 УК РФ), незаконных выдачи и получения бюллетеня (ст. 142.2 УК РФ), в том числе совершенных группой лиц, к категории тяжких преступлений, увеличив размеры и сроки наказаний: штрафов – от 500 тыс. руб. до 2 млн. руб. (вместо действующих размеров от 100 тыс. до 700 тыс. руб.), сроки принудительных работ – до 5 лет, а лишения свободы – до 6 или 8 лет (сегодня максимальные сроки указанных наказаний составляют до 4 или 5 лет).

Кроме того, предлагается ввести уголовную ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение членами избирательной комиссии своих обязанностей, если это повлекло совершение другими лицами преступлений в избирательной сфере. Максимальное наказание за такие действия (бездействие) предлагается установить в виде лишения свободы на срок до одного года. 

Как следует из пояснительной записки к законопроекту,  преступления в избирательной сфере затрагивают суверенитет власти, дискредитируют российскую избирательную систему и демократию. Действующие нормы уголовного закона в этой части авторы проекта находят излишне либеральными, о чем, по их мнению, свидетельствуют факты нарушений членами избиркомов установленных законом правил проведения выборов, которые носят все более распространенный характер.

Правительство РФ не поддержало проект закона, указав, что его авторами не представлено данных правоприменительной практики о неэффективности имеющихся мер ответственности. По поводу вводимой ответственности за ненадлежащее исполнение членами избиркомов своих обязанностей кабинет министров полагает, что это излишняя мера при существующей ст. 293 УК РФ о халатности. Помимо этого, отнесение новой проектируемой статьи к подследственности следователей Следственного комитета РФ может привести к дополнительной нагрузке на них и соответствующим бюджетным расходам.

Верховный Суд Российской Федерации, опираясь на статистические данные, также обратил внимание на отсутствие оснований считать, что потенциал применения наказания в виде лишения свободы по указанным составам преступлений исчерпан и действующих мер ответственности недостаточно для достижения целей наказания. Кроме того, отмечено, что в качестве специального субъекта при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей указан только член избиркома, тогда как об ответственности члена комиссии референдума в проектируемой статье не указано. С точки зрения возможности доказывания преступного характера деяния ВС РФ также выразил сомнения в эффективности реализации данной статьи.