Суд подтвердил: кредиторскую задолженность учитывают в периоде истечения срока исковой давности

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 сентября 2021 г. N 301-ЭС21-14919

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации Завьялова Т.В., изучив кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Артель» (далее — общество, налогоплательщик) на решение Арбитражного суда Ярославской области от 04.09.2020 по делу N А82-19122/2019, постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 18.01.2021 и постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.05.2021 по тому же делу

по заявлению общества о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Ярославской области (далее — инспекция, налоговый орган) от 19.06.2019 N 08-20/6 в части доначисления 2 516 526 рублей налога на прибыль организаций за 2016 — 2017 годы, соответствующих пеней, уменьшения убытка по налогу на прибыль организаций за 2015 год на 12 917 168 рублей, привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 и пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Налоговый кодекс) в виде штрафа в общей сумме 784 805 рублей 20 копеек,

 

установила:

 

решением Арбитражного суда Ярославской области суда от 04.09.2020 заявленное требование удовлетворено частично: суд признал недействительным решение инспекции в части вывода о занижении внереализационных доходов по налогу на прибыль организаций за 2015 год в связи с не включением в состав внереализационных доходов кредиторской задолженности по контрагенту — обществу с ограниченной ответственностью «СтройГрадЯр» в сумме 12 917 168 рублей с истекшим сроком исковой давности, а также в части не включения указанной суммы кредиторской задолженности в состав внереализационных доходов 2016 года; не учета при исчислении налога на прибыль организаций за проверяемый период права общества на перенос на будущие налоговые периоды убытка 2015 года в сумме 14 632 033 рублей; не учета для целей налогообложения прибыли за 2016 год дополнительных документально подтвержденных расходов в виде разницы между дебиторской и кредиторской задолженностью ликвидированного контрагента — общества с ограниченной ответственности «Малахит» в сумме 374 308 рублей 85 копеек, соответствующих сумм пеней и штрафа за неуплату налога на прибыль организаций, примененных без учета указанных оснований; привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса за непредставление 87 путевых листов за дни, в которые автомобиль не эксплуатировался. В удовлетворении остальной части заявленного требования Обществу отказано.

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 18.01.2021 решение суда оставлено без изменения.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа постановлением от 18.05.2021 принятые по делу судебные акты оставил без изменения.

В жалобе общество ссылается на нарушение судебными актами, принятыми по настоящему делу, его прав и законных интересов в результате неправильного применения и толкования судами норм права в части отказа в удовлетворении заявленного требования.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационных жалобе, представлении доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как следует из судебных актов, основанием доначисления налога на прибыль, в том числе, послужил вывод инспекции о неправомерном не отражении обществом в составе внереализационных доходов, учитываемых при определении налогооблагаемой прибыли за 2016 год, сумм кредиторской задолженности налогоплательщика перед его контрагентом — обществом с ограниченной ответственностью «СтройГрадЯр» с истекшим сроком исковой давности.

При рассмотрении настоящего спора по указанному эпизоду суды, изучив полно и всесторонне представленные в материалы дела доказательства, оценив их в совокупности и взаимосвязи, установили наличие у общества кредиторской задолженности по контрагенту в сумме 12 917 168 рублей, течение срока исковой давности по которой прервалось 04.03.2013.

Таким образом, руководствуясь положениями статей 247, 248, 250, 271 Налогового кодекса, статей 196, 200, 203 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу, что срок исковой давности по указанной задолженности истек в 2016 году, а потому она подлежит включению в состав внереализационных доходов общества по состоянию на 31.12.2016.

Определяя действительную налоговую обязанность налогоплательщика, суды установили, что в проверяемом периоде у общества возникли основания для списания дебиторской задолженности, возникшей в феврале 2013 года по контрагенту — обществу с ограниченной ответственностью «Малахит» в сумме 842 196 рублей, в связи с его исключением из ЕГРЮЛ 19.09.2016. Также у общества имелась кредиторская задолженность перед указанным контрагентом на сумму 467 887 рублей 15 копеек, которая в соответствии с пунктом 18 статьи 250 Налогового кодекса подлежала включению в состав внереализационных доходов за 2016 год.

Таким образом, суды пришли к выводу, что разница между дебиторской и кредиторской задолженностью общества перед названным контрагентом подлежит учету в составе внереализационных расходов по налогу на прибыль организаций.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, в том числе о неправомерном исчислении штрафа по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса, исходя из количества фактически предоставленных документов, не поименованных конкретно в требовании о представлении документов, являлись предметом рассмотрения судов, не опровергают их выводы, не подтверждают существенных нарушений норм материального права и норм процессуального права, повлиявших на исход дела.

По существу доводы жалобы повторяют позицию общества по спору, выражают несогласие с установленными судами фактическими обстоятельствами настоящего спора и основаны на ином толковании применительно к ним положений законодательства.

Эти доводы не могут быть признаны основанием для отмены обжалуемых судебных актов в кассационном порядке, поскольку не свидетельствуют о существенном нарушении судами норм материального права и, по сути, сводятся к переоценке фактических обстоятельств, установленных при рассмотрении настоящего дела.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

отказать обществу с ограниченной ответственностью «Артель» в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

 

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

 

ВС РФ разрешил налогоплательщику взыскать с недобросовестного контрагента доначисленный НДС

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 сентября 2021 г. N 302-ЭС21-5294

 

Резолютивная часть определения объявлена 02.09.2021

Полный текст определения изготовлен 09.09.2021

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Борисовой Е.Е.,

судей Золотовой Е.Н., Поповой Г.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе акционерного общества «Таймырская топливная компания» на решение Арбитражного суда Красноярского края от 28.01.2020 года по делу N А33-3832/2019, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 16.10.2020, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14.01.2021 по тому же делу

по иску акционерного общества «Таймырская топливная компания» к обществу с ограниченной ответственностью «Таймырстрой» о взыскании убытков в размере 5 567 657 рублей 82 копейки,

при участии в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Красноярска.

В заседании приняли участие представители:

акционерного общества «Таймырская топливная компания» — Николаев А.В., Сидоров В.А.;

общества с ограниченной ответственностью «Таймырстрой» — Пешков В.С.;

Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Красноярска — Талыбов И.Р.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Е.Е., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

акционерное общество «Таймырская топливная компания» (далее — истец, топливная компания, заказчик) обратилась в Арбитражный суд Красноярского края с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Таймырстрой» (далее — ответчик, общество «Таймырстрой», подрядчик) о взыскании 5 567 657 рублей 82 копеек убытков, представляющих собой суммы налога на добавленную стоимость (далее — НДС), соответствующих суммы пени и штрафа, начисленных истцу по результатам налоговой проверки в связи с взаимоотношениями с ответчиком (с учетом уточнений требований в порядке части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Инспекция Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Красноярска (далее — налоговый орган, инспекция).

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 28.01.2020, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 16.10.2020, в удовлетворении исковых требований отказано.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановлением от 14.01.2021 оставил состоявшиеся по делу судебные акты без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, топливная компания обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, в которой просит отменить решение арбитражного суда первой инстанции, постановления арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Е.Е. от 21.07.2021 кассационная жалоба топливной компании вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу общество «Таймырстрой» просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а судебные акты — отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела топливной компанией (заказчик) и обществом «Таймырстрой» (подрядчик) заключен договор подряда от 15.05.2014 N ТТК/108-дг/2014, по условиям которого подрядчик обязался выполнить ремонтные работы на объекте заказчика (далее — договор).

При исполнении договора во 2 — 4 кварталах 2014 г. общество «Таймырстрой» выставило топливной компании счета-фактуры на стоимость выполненных за этот период работ, выделив НДС в общем размере 4 460 565 рублей 06 копеек. Предъявленная сумма налога принята топливной компанией к вычету при исчислении НДС.

Налоговым органом в отношении истца проведена выездная налоговая проверка за период с 01.01.2012 по 31.12.2014, по результатам которой инспекцией принято решение от 05.12.2016 N 11 о привлечении топливной компании к ответственности за совершение налогового правонарушения. Названным решением топливной компании начислена недоимка по НДС в размере 4 460 565 рублей 06 копеек, пени в размере 709 330 рублей 67 копеек и штраф за неуплату налога в размере 397 762 рублей 09 копеек.

Основанием доначисления указанных сумм недоимки, пени и штрафа послужил вывод налогового органа о получении топливной компанией необоснованной налоговой выгоды по хозяйственным операциям с обществом «Таймырстрой» и привлеченным к исполнению договора субподрядчиком — обществом с ограниченной ответственностью «Мегаполис» (далее — субподрядчик, общество «Мегаполис»).

Управление Федеральной налоговой службы по Красноярскому краю решением от 13.03.2017 N 2.12-14/051188@ оставило без удовлетворения апелляционную жалобу топливной компании на решение инспекции от 05.12.2016 N 11, которое с указанного момента вступило в силу.

Во исполнение вступившего в силу решения налогового органа истец 04.04.2017 уплатил в бюджет доначисленные суммы недоимки, пени и штрафа.

В судебном порядке (дело N А33-12005/2017 Арбитражного суда Красноярского края) решение инспекции от 05.12.2016 N 11 признано соответствующим законодательству о налогах и сборах, а топливной компании отказано в удовлетворении требования о его признании недействительным.

При рассмотрении налогового спора судами установлено, что по условиям договора от 15.05.2014 и в соответствии с оформленными при исполнении договора документами подрядчик выполнял работы на принадлежащих топливной компании Дудинской и Кайерканской нефтебазах, в том числе работы по ремонту автопроездов, восстановлению отмостки резервуаров и смотровой площадки резервуаров, строительномонтажные работы на модульных очистных сооружениях, техническому перевооружению сливоналивной железнодорожной эстакады.

Как установили суды при рассмотрении налогового спора, общество «Таймырстрой» и привлеченный им субподрядчик не имели достаточных ресурсов для исполнения договора (имущества, транспортных средств, материальных запасов, квалифицированного персонала, необходимых для реального выполнения заявленных объемов работ) и при получении свидетельств саморегулируемых организаций использовали заведомо недостоверные сведения о имеющихся специалистах, без согласия указанных лиц. Работы на объектах топливной компании фактически выполнялись физическими лицами, не имеющими отношения к финансово-хозяйственной деятельности обществ «Таймырстрой» и «Мегаполис».

Денежные средства, перечисленные топливной компанией в адрес общества «Таймырстрой» в счет оплаты по договору подряда от 15.05.2014, не были направлены на приобретение материалов, оплату посреднических услуг, расчеты по заработной плате, иные платежи, которые свидетельствовали бы о реальном осуществлении предпринимательской деятельности, а через общество «Мегаполис» перечислялись иным юридическим лицам, имеющим признаки «технических компаний» и в дальнейшем обналичивались.

Полагая, что утрата истцом права на возмещение НДС и соответственно доначисление НДС, пени и штрафа обусловлено неправомерным поведением общества «Таймырстрой», топливная компания направила ответчику претензию о возмещении доначисленных инспекцией сумм в качестве убытков, и в связи с его отказом от добровольного удовлетворения претензии, обратилась с соответствующим требованием в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, руководствовался положениями статей 15, 393, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) и исходил из отсутствия оснований для привлечения общества «Таймырстрой» к имущественной (гражданско-правовой) ответственности перед истцом, поскольку в рамках рассмотрения налогового спора подтверждено несоблюдение требований законодательства о налогах и сборах самой топливной компанией, что послужило основанием для отказа в применении налоговых вычетов по НДС.

Сославшись на правовую позицию, выраженную в пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — постановление Пленума N 53), суды первой и апелляционной инстанций отметили, что топливная компания не проявила должную осмотрительность при выборе контрагента, приняла от общества «Таймырстрой» документы, содержащие явно недостоверную информацию и, таким образом, взяла на себя риск наступления негативных налоговых последствий.

Поскольку основанием для отказа топливной компании в применении налоговых вычетов по НДС послужили не только нарушения, допущенные обществом «Таймырстрой», но и непроявление должной коммерческой осмотрительности самим истцом, суды заключили, что при таком положении прямая причинно-следственная связь между поведением общества «Таймырстрой» и возникновение убытков у топливной компании отсутствует.

Судами также признано, что топливная компания пропустила срок исковой давности, о применении которого в ходе рассмотрения дела было заявлено ответчиком.

По мнению судов, принимая во внимание право заказчика осуществлять контроль за ходом выполнения работ, о наличии (отсутствии) у подрядчика ресурсов для исполнения договора топливной компании должно было стать известно в период исполнения договора и на этапе подписания актов о приемке выполненных работ, последние из которых подписаны 10.10.2014. На этом основании суды пришли к выводу об исчислении срока давности в соответствии со статьей 199, 200 Гражданского кодекса со дня подписания последнего акта о приемке выполненных работ и о пропуске названного срока к моменту обращения истца в суд 11.02.2019.

Арбитражный суд кассационной инстанции согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанции.

Между тем судами не учтено следующее.

В силу положений пункта 3 статьи 1, пункта 3 статьи 307 Гражданского кодекса при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В частности, при исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.

На основании пункта 1 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, где под убытками согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса понимается, в том числе реальный ущерб — расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (пункт 2 статьи 393 Гражданского кодекса).

Как разъяснено в абзаце первом пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков.

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается. Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков (абзацы второй и третий пункта 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 (редакция от 22.06.2021) «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

Из приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации вытекает, что применение такой меры гражданско-правовой ответственности как возмещение убытков допустимо при любом умалении имущественной сферы участника оборота, в том числе выразившемся в увеличении его налогового бремени по обстоятельствам, которые не должны были возникнуть при надлежащем (добросовестном) исполнении обязательств другой стороной договора.

Принцип добросовестности предполагает, что исполняющее обязательство лицо, учитывая права и законные интересы контрагента, должно воздерживаться от поведения, вступающего в противоречие с установленными государством обязательными требованиями к ведению соответствующей деятельности и способно негативно повлиять на имущественную сферу контрагента. В частности, подрядчик, преследовавший при заключении договора цель получения оплаты за выполненные работы, но допустивший нарушения при ведении своей деятельности, не должен ставить заказчика в такое положение, при котором последний не сможет реализовать права, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

Эти обязанности, характеризующие надлежащее (добросовестное) исполнение обязательств в полной мере применимы к отношениям по договору подряда, осложненному множественностью лиц, участвующих в исполнении договора, поскольку в силу положений пунктов 13 статьи 706 Гражданского кодекса генеральный подрядчик, привлекший к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков), несет перед заказчиком ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком, в том числе ответственность за убытки, причиненные участием субподрядчика в исполнении договора, который должен был исполняться подрядчиком лично.

В данном случае согласно пункту 2.1.10 договора ответчик принял на себя обязательство выполнить работу своими силами либо, с письменного согласия заказчика, силами третьих лиц; подрядчик несет ответственность за убытки, причиненные третьим лицом при исполнении настоящего договора. Привлечение ответчиком к выполнению работ по договору третьих лиц нарушает как условие договора, так и положения пункта 1 статьи 706 Гражданского кодекса, предусматривающего, что подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков), если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично.

Следовательно, само по себе то обстоятельство, что заказчик мог предотвратить наступление для него неблагоприятных последствий, самостоятельно выявив нарушения в деятельности подрядчика, умышленно нарушающего условия договора и не отрицавшего данный факт при рассмотрении дела со ссылкой на возможность заказчика это обнаружить, не представив доказательства отсутствия в своих действиях противоправного поведения (злоупотреблением доверием), не может служить основанием для освобождения подрядчика от ответственности перед заказчиком за причиненные ему убытки в виде дополнительно начисленных сумм налогов, пени и санкций.

В такой ситуации заказчик по существу оказывается лицом, потерпевшим от нарушений, допущенных подрядчиком, и в силу пункта 1 статьи 1, статьи 12 ГК РФ ему должна быть обеспечена возможность восстановить свою имущественную сферу с использованием гражданско-правовых средств защиты.

В то же время, исходя из положений пункта 1 статьи 15, пунктов 1 и 2 статьи 393 Гражданского кодекса, в удовлетворении требования о возмещении убытков может быть отказано, если при рассмотрении дела (в том числе, с учетом результатов разрешения налогового спора) установлено, что обе стороны договора выступали участниками по сути одного правонарушения, в связи с чем налогоплательщик — заказчик не является лицом, потерпевшим в результате действий (бездействия) контрагента.

В частности, в силу сложившейся судебной практики, налогоплательщик — заказчик и его контрагент рассматриваются как участники по сути одного правонарушения, если их действия носили согласованный характер и были направлены на получение экономического эффекта за счет непосредственного участия в уклонении от уплаты НДС совместно с лицами, не осуществлявшими реальной экономической деятельности (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 09.03.2021 N 301-ЭС20-19679, 25.01.2021 N 309-ЭС20-17277, 28.05.2020 N 305-ЭС19-16064).

Как указывала топливная компания, при заключении договора подряда она преследовала правомерную цель, состоящую в получении предусмотренного договором результата работ. Цель заключения гражданско-правового договора фактически достигнута, поскольку предусмотренные договором работы выполнены, их результаты приняты заказчиком и оплачены полностью.

В ходе рассмотрения налогового спора поведение топливной компании квалифицировано как непроявление должной осмотрительности при выборе контрагента (пункт 10 постановления Пленума N 53). Каких-либо обстоятельств, позволяющих сделать вывод о соучастии топливной компании в нарушениях, допущенных обществом «Таймырстрой» и привлеченным ею субподрядчиком, согласованности действий заказчика и подрядчика (субподрядчика), направленности этих действий на получение экономического эффекта за счет неуплаты НДС в бюджет, суды не установили.

Вместе с тем, суды, отказывая в иске по настоящему делу и указывая о проявлении истцом неосторожности при выборе контрагента при заключении договора, не учли, что в силу пункта 1 статьи 404 Гражданского кодекса это могло служить лишь основанием для уменьшения судом размера ответственности должника, но не для полного отказа в удовлетворении требования о возмещении убытков.

В подтверждение недобросовестности поведения общества «Таймырстрой» при заключении договора подряда (на стадии проведения конкурсного отбора) топливная компания, в том числе со ссылками на результаты налоговой проверки, указывала, что общество «Таймырстрой» представило недостоверные сведения об имеющихся у него трудовых ресурсах (образовании, должности, стаже специалистов и т.п), свидетельствах о допуске к работам, оказывающим влияние на объекты капитального строительства от 23.01.2013, чем создало видимость своей благонадежности как контрагента.

Истцом также указывалось, что в нарушение условий договора подряда общество «Таймырстрой» без его согласия привлекло субподрядчика — общество «Мегаполис» к выполнению работ без получения согласия заказчика (пункт 2.1.10 договора), именно в отношении этого субподрядчика налоговым органом сделан вывод о его мнимом участии в выполнении работ на объектах топливной компании с целью скорейшего перечисления денежных средств, полученных от топливной компании, в пользу иных лиц и для последующего обналичивания денежных средств.

При этом, истец также опровергал довод общества «Таймырстрой» о несоответствии ответчика минимальным требованиям для получения свидетельства саморегулируемой организации для работы на опасных производственных объектах, что якобы создавало сомнения в его профессиональных возможностях.

Проверка названных доводов имела значение для правильного рассмотрения настоящего дела, поскольку они указывают на допущенные подрядчиком нарушения при исполнении договора, которые обусловили невозможность реализации права на вычет НДС у топливной компании, то есть на наличие причинно-следственной связи между недобросовестным поведением подрядчика при заключении (исполнении) договора и причинением ущерба заказчику, а также оснований для уменьшения размера убытков.

В нарушение требований части 2 статьи 65, статьи 71 и части 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указанные доводы не получили надлежащей оценки со стороны судов, которые ограничились констатацией того, что топливная компания могла и должна была самостоятельно выявить вышеназванные нарушения в деятельности подрядчика, проявив должную степень осмотрительности, что в силу изложенных выше положений Гражданского кодекса не могло служить основанием для отказа в возмещении убытков.

Нельзя согласиться с выводами судов о пропуске срока исковой давности.

В силу пункта 1 статьи 196 Гражданского кодекса общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 ГК РФ. На основании пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В гражданских отношениях ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательства должником нарушает субъективное материальное право кредитора. Следовательно, право на иск возникает с момента нарушения такого права, и именно с этого момента определяется начало течения срока давности.

Принимая во внимание, что решение налогового органа по результатам налоговой проверки топливной компании вступило в силу 13.03.2017, и с указанного момента времени необходимость дополнительной уплаты НДС, пени и санкций в бюджет стала юридическим фактом, то именно с этой даты топливная компания имеет право требовать возмещения убытков с контрагента. Соответственно, с этого же момента начала течь исковая давность по данному требованию.

С учетом изложенного, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшиеся по делу решение суда первой инстанции, постановления арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанции подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как принятые при существенном нарушении норм материального и процессуального права, а дело — подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела судам следует учесть изложенную в настоящем определении правовую позицию, дать оценку доводам истца и возражениям ответчика относительно добросовестности поведения ответчика при заключении договора и его исполнении, наличия причинно-следственной связи между поведением ответчика и причинением ущерба истцу, принять законные и обоснованные судебные акты.

Руководствуясь статьями 176, 291.11291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Арбитражного суда Красноярского края от 28.01.2020 года по делу N А33-3832/2019, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 16.10.2020 и постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14.01.2021 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Красноярского края.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

 

Председательствующий

Е.Е.БОРИСОВА

 

Судьи

Е.Н.ЗОЛОТОВА

Г.Г.ПОПОВА

 

ФНС разрешила делить верхнюю часть счета-фактуры на 2 колонки

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

 

ПИСЬМО

от 23 августа 2021 г. N 3-1-11/0116@

Вопрос:

О принятии к вычету НДС на основании счета-фактуры, в котором показатели строк 18 расположены в две колонки.

 

Ответ:

 

Управление налогообложения юридических лиц рассмотрело обращение по вопросу применения вычета по налогу на добавленную стоимость (далее — НДС), предъявленному на основании счета-фактуры, в котором изменена внешняя форма счета-фактуры, утвержденная приложением N 1 к постановлению Правительства Российской Федерации от 26.12.2011 N 1137, и сообщает следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса, сумм НДС, предъявленных покупателю продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав. При этом пунктом 2 статьи 169 Кодекса установлено, что счета-фактуры являются основанием для принятия к вычету сумм НДС, предъявленных покупателю продавцом, при выполнении требований, установленных пунктами 5, 5.1 и 6 данной статьи Кодекса.

Форма счета-фактуры утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 26.12.2011 N 1137 и учитывает состав сведений, предусмотренных пунктом 5 статьи 169 Кодекса. При этом указанным постановлением Правительства Российской Федерации не предусмотрено право налогоплательщика исключать строки и графы из утвержденной формы счета-фактуры.

Что касается изменения внешней формы счета-фактуры, то такой счет-фактура признается соответствующим требованиям налогового законодательства, если налогоплательщиком не нарушены содержание и число показателей, предусмотренных пунктом 5 статьи 169 Кодекса и постановлением Правительства Российской Федерации от 26.12.2011 N 1137.

Таким образом, формирование счета-фактуры, в котором показатели строк 18 расположены в 2 колонки, не противоречит требованиям законодательства о налогах и сборах.

 

Начальник Управления

налогообложения юридических лиц ФНС

М.В.БАКЧЕЕВА

23.08.2021

Фактическая деятельность и более крупный код по реестру не дают права на «коронавирусную» субсидию

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 августа 2021 г. N 306-ЭС21-11989

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации Антонова М.К., изучив кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Ашихмина Сергея Васильевича на постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2020 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 13.04.2021 по делу N А57-12987/2020 Арбитражного суда Саратовской области

по заявлению индивидуального предпринимателя Ашихмина Сергея Васильевича (далее — предприниматель, заявитель) о признании незаконным отказа Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Саратовской области (далее — инспекция, налоговый орган) в предоставлении субсидии за апрель 2020 года, о признании незаконным решения Управления Федеральной налоговой службы по Саратовской области (далее — управление) от 19.06.2020 N 15-17/011626; о возложении обязанности на инспекцию повторно рассмотреть заявление предпринимателя,

 

установил:

 

решением Арбитражного суда Саратовской области от 27.10.2020 заявленные требования удовлетворены частично, признан незаконным отказ инспекции в предоставлении предпринимателю заявленной субсидии, на инспекцию возложена обязанность повторно рассмотреть указанное заявление. В остальной части в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2020, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 13.04.2021 решение суда отменено в удовлетворенной части, заявителю в удовлетворении требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, предприниматель, ссылаясь на существенное нарушение норм права, просит отменить постановления апелляционного суда и суда округа, оставить в силе решение суда первой инстанции.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационной жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов не установлено оснований, по которым жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как усматривается из судебных актов, предприниматель обратился в инспекцию с заявлением о предоставлении субсидии, предусмотренной постановлением Правительства Российской Федерации от 24.04.2020 N 576 «Об утверждении Правил предоставления в 2020 году из федерального бюджета субсидий субъектам малого и среднего предпринимательства, ведущим деятельность в отраслях российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции» (далее — постановление N 576) за апрель 2020 года.

По результатам рассмотрения заявления инспекцией принято решение об отказе в предоставлении субсидии, оформленное сообщением N 37450.

Не согласившись с указанным отказом, предприниматель обратился в управление с жалобой, по результатам рассмотрения которой управлением вынесено решение от 19.06.2020 N 15-17/011626@ об отказе в удовлетворении жалобы.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения предпринимателя в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявление, суд первой инстанции пришел к выводу о правомерности заявленных требований, поскольку предприниматель по состоянию на 01.03.2020 помимо иных групп, входящих в подкласс 45.3 ОКВЭД 2, осуществлял также деятельность — розничную торговлю автомобильными деталями, узлами и принадлежностями (группа 45.32), которая включена в перечень отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями Налогового кодекса Российской Федерации, постановлением N 576, Перечнем отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 03.04.2020 N 434 (далее — постановление N 434), пришел к выводу о том, что отказ налогового органа в предоставлении субсидии является законным, с чем согласился суд округа.

Судебные инстанции исходили из несоблюдения предпринимателем условия для получения субсидии, предусмотренного постановлением N 576, в соответствии с которым получатель субсидии определяется по основному виду экономической деятельности, информация о котором содержится в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей по состоянию на 01.03.2020.

Как установлено судами, по состоянию на 01.03.2020 в ЕГРИП в отношении предпринимателя имелась информация о том, что основным видом деятельности является — 45.3 «Торговля автомобильными деталями, узлами и принадлежностями», что исключает возможность получения субсидии, поскольку отрасль, в которой ведется деятельность получателя субсидии, не относится к отраслям, утвержденным постановлением N 434.

При этом суды отметили, что постановлением N 434 в перечень отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции, внесен вид экономической деятельности с кодом 45.32 «Торговля розничная автомобильными деталями, узлами и принадлежностями», что свидетельствует о направленности волеизъявления законодателя на поддержку конкретной подгруппы, осуществляющей розничную торговлю автомобильными деталями, узлами и принадлежностями. При этом равнозначная по ОКВЭД 2 группа — 45.31 «Торговля оптовая автомобильными деталями, узлами и принадлежностями» и входящие в ОКВЭД 2 группировки, такие как подкласс 45.3 «Торговля автомобильными деталями, узлами и принадлежностями» в перечень не включены.

Доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения судов апелляционной инстанции и округа и получили надлежащую правовую оценку, не подтверждают существенных нарушений норм материального и норм процессуального права, повлиявших на исход дела, что не может служить основанием для передачи жалобы на рассмотрение в Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Учитывая изложенное, руководствуясь статьями 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

 

определил:

 

отказать индивидуальному предпринимателю Ашихмину Сергею Васильевичу в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

 

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

М.К.АНТОНОВА

 

Решетников: 53 банка компенсируют бизнесу 100% комиссии за быстрые платежи

Минэкономразвития России завершило отбор банков для возмещения комиссии малому и среднему бизнесу за использование системы быстрых платежей (СБП). Об этом сообщил Министр экономического развития России Максим Решетников на встрече с предпринимателями во время рабочего визита в Великий Новгород.

«Программа была создана по поручению Президента РФ Владимира Путина для оказания дополнительной поддержки бизнесу. Для участия в новой программе нами уже отобрано 53 российских банка», — рассказал министр.

По словам Решетникова, СБП существенно снижает издержки торгово-сервисных предприятий (ТСП) по оплате банковских комиссий. Сейчас в СБП они составляют не более 0,7% от суммы транзакции, что примерно в 2,5–3 раза ниже эквайринговых ставок.

На данный момент СБП пользуется 89 тысяч субъектов МСП, к системе подключены 208 банков, 59 из которых предоставляют своим клиентам возможность оплаты товаров и услуг через СБП.

Минэкономразвития ежемесячно будет предоставлять субсидию банкам для компенсации, уплаченной предпринимателями комиссии за переводы в СБП с 1 июля по 31 декабря 2021 г. Для этого из федерального бюджета выделено 500 млн рублей. Субсидии будут зачислятся банками на счета клиентов – субъектов МСП.

Прослеживаемость товаров: Минфин указал на ряд нюансов в счетах-фактурах

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПИСЬМО

от 11 августа 2021 г. N 27-01-22/64473

 

Рассмотрев письмо по вопросам внедрения национальной системы прослеживаемости товаров, Департамент таможенной политики и регулирования алкогольного рынка сообщает следующее.

1. По вопросу отражения кода единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (далее — код ТН ВЭД ЕАЭС), регистрационного номера партии товара, подлежащего прослеживаемости (далее — РНПТ), и иных реквизитов прослеживаемости, при формировании ежемесячных счетов-фактур на лизинговые платежи (не на выкупную стоимость предмета лизинга).

В соответствии со статьей 665 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование. В силу положений пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Федеральный закон N 164-ФЗ) предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю (арендатору), является собственностью лизингодателя (арендодателя).

В соответствии с положениями статьи 28 Федерального закона N 164-ФЗ лизингополучатель осуществляет платежи за оказываемые услуги (пользование предметом лизинга).

Вместе с тем согласно пункту 1 статьи 19 Федерального закона N 164-ФЗ в договоре может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.

В соответствии с положениями пункта 5 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) и пунктом 2(2) Правил заполнения счета-фактуры, применяемого при расчетах по налогу на добавленную стоимость, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2011 г. N 1137 «О формах и правилах заполнения (ведения) документов, применяемых при расчетах по налогу на добавленную стоимость» (далее — Правила заполнения счета-фактуры) РНПТ, а также иные реквизиты прослеживаемости обязательны к отражению в счете-фактуре, выставляемом при реализации товаров, подлежащих прослеживаемости. При оформлении счета-фактуры на товары, не подлежащие прослеживаемости, работы, услуги, имущественные права реквизиты прослеживаемости не отражаются в счете-фактуре.

Таким образом, в счете-фактуре, выставляемом лизингодателем лизингополучателю на оплату услуг по договору финансовой аренды (лизинга), реквизиты прослеживаемости не отражаются.

Что касается отражения кода ТН ВЭД ЕАЭС, отмечаем, что в соответствии с подпунктом а(2) пункта 2 Правил заполнения счета-фактуры, код ТН ВЭД ЕАЭС указывается в счете-фактуре только в отношении товаров, вывезенных за пределы территории Российской Федерации на территорию государства — члена Евразийского экономического союза.

2. По вопросу отсутствия реквизитов декларации на товары в отношении товаров, находящихся в собственности организации по состоянию на 1 июля 2021 г., а также отсутствия возможности узнать реквизиты декларации на товары и код ТН ВЭД ЕАЭС.

Законодательство Российской Федерации о национальной системе прослеживаемости не содержит положения, обязывающего организацию располагать сведениями о реквизитах декларации на товары.

Реквизиты декларации на товары можно использовать для частного случая заполнения уведомления об остатках товаров, подлежащих прослеживаемости (далее — Уведомление об остатках), представляемого в ФНС России для присвоения РНПТ товарам, находящимся в собственности организации на момент вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации от 1 июля 2021 г. N 1110 «Об утверждении перечня товаров, подлежащих прослеживаемости». В этом случае при наличии сведений о реквизитах декларации на товары и порядковом номере товара в ней организация может самостоятельно сформировать РНПТ и указать его в Уведомлении об остатках. При этом возможно использование только сведений деклараций на товары, оформленных позднее 1 января 2018 г. В ответ на такое Уведомление об остатках ФНС России направит квитанцию о присвоении РНПТ с РНПТ, соответствующему указанному в Уведомлении об остатках, при условии правильности отражения сведений декларации на товары.

Согласно порядку, установленному пунктом 28 Положения о национальной системе прослеживаемости товаров, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 1 июля 2021 г. N 1108, Уведомление об остатках представляется с целью присвоения РНПТ.

Что касается отсутствия сведений о коде ТН ВЭД ЕАЭС, необходимо отметить следующее.

На официальном сайте ФНС России в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (www.nalog.gov.ru) размещен специальный сервис «Товары, подлежащие прослеживаемости», позволяющий по коду Общероссийского классификатора продукции по видам экономической деятельности или по наименованию товара определить, отнесен ли товар к товарам, подлежащим прослеживаемости.

3. По вопросу отсутствия в счете-фактуре, полученном от поставщика после 1 июля 2021 г., РНПТ, а также отсутствия РНПТ в счете-фактуре, выставляемом покупателем при последующей реализации такого товара, и ответственности за выставление такого счета-фактуры.

Положения пункта 5 статьи 169 НК РФ устанавливают обязанность включать в счете-фактуре, выставляемом при реализации товаров, подлежащих прослеживаемости, реквизиты прослеживаемости.

В данном случае при отсутствии в полученном счете-фактуре РНПТ рекомендуется обратиться к поставщику с просьбой о корректном оформлении счета-фактуры и отражении в выставляемом счете-фактуре реквизитов прослеживаемости, в том числе РНПТ. При отсутствии РНПТ у поставщика на товар, подлежащий прослеживаемости, находящийся в его собственности по состоянию на 8 июля 2021 г., поставщику необходимо представить в ФНС России уведомление об остатках товаров, подлежащих прослеживаемости, на указанный товар, в ответ на которое будет направлена квитанция о присвоении РНПТ.

В отношении норм, устанавливающих ответственность за нарушения законодательства о национальной системе прослеживаемости, установлен переходный период — один год с момента вступления в силу основных положений законодательства о национальной системе прослеживаемости. Так, указанные нормы будут распространяться на правоотношения, возникшие с 1 июля 2022 года.

4. По вопросу определения лица, на которого будет возлагаться ответственность в случае отказа контрагента по договору финансовой аренды (договору лизинга) заключать договор с оператором электронного документооборота (далее — оператор).

Как было указано выше, в рамках переходного периода не устанавливаются нормы, предусматривающие ответственность налогоплательщиков за некорректное применение положений законодательства о национальной системе прослеживаемости.

В этой связи на время организации электронного документооборота налогоплательщиками и операторами при обмене счетами-фактурами при реализации товаров, подлежащих прослеживаемости, выставление налогоплательщиками счетов-фактур на бумажном носителе при реализации товаров, подлежащих прослеживаемости, не может являться основанием для привлечения к административной ответственности.

 

Директор Департамента

таможенной политики и регулирования

алкогольного рынка

Н.А.ЗОЛКИН

 

Об НДФЛ и страховых взносах с сумм выплат дистанционным работникам в виде компенсаций расходов при направлении в служебные поездки

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПИСЬМО

от 23 июля 2021 г. N 03-04-05/59241

Вопрос:

Об НДФЛ и страховых взносах с сумм выплат дистанционным работникам в виде компенсаций расходов при направлении в служебные поездки.

 

Ответ:

 

Департамент налоговой политики рассмотрел обращение от 21.06.2021 по вопросу обложения налогом на доходы физических лиц и страховыми взносами сумм выплат дистанционным работникам в виде компенсаций расходов при направлении в служебные поездки и в соответствии со статьей 34.2 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) разъясняет следующее.

Из запроса следует, что дистанционные работники организации проживают в других городах и периодически такие работники привлекаются к выполнению трудовых обязанностей на стационарное рабочее место. При этом в локальном нормативном акте организации и трудовом договоре дистанционного работника предусмотрено, что организация возмещает работникам расходы в служебные поездки на оплату проезда туда и обратно, расходы на наем жилого помещения, на оплату суточных.

Положениями подпункта 1 пункта 1 статьи 420 и пункта 1 статьи 421 главы 34 «Страховые взносы» Кодекса предусмотрено, что объектом и базой для начисления страховых взносов для организаций, производящих выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, подлежащим обязательному социальному страхованию в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые, в частности, в рамках трудовых отношений, за исключением сумм, указанных в статье 422 Кодекса.

Так, исходя из положений пункта 2 статьи 422 Кодекса не подлежит обложению страховыми взносами оплата организацией расходов на командировку работника (суточные, предусмотренные пунктом 1 статьи 217 Кодекса, фактически произведенные и документально подтвержденные целевые расходы на проезд до места назначения и обратно, расходы по найму жилого помещения и др.).

Частью первой статьи 312.1 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — Трудовой кодекс) определено, что дистанционной (удаленной) работой является выполнение определенной трудовым договором трудовой функции вне места нахождения работодателя, его филиала, представительства, иного обособленного структурного подразделения (включая расположенные в другой местности), вне стационарного рабочего места, территории или объекта, прямо или косвенно находящихся под контролем работодателя, при условии использования для выполнения данной трудовой функции и для осуществления взаимодействия между работодателем и работником по вопросам, связанным с ее выполнением, информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет и сетей связи общего пользования.

Согласно части четвертой статьи 312.1 Трудового кодекса на дистанционных работников в период выполнения ими трудовой функции дистанционно распространяется действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, с учетом особенностей, установленных главой 49.1 «Особенности регулирования труда дистанционных работников» Трудового кодекса.

В соответствии со статьей 312.6 Трудового кодекса в случае направления работодателем дистанционного работника для выполнения служебного поручения в другую местность (на другую территорию), отличную от местности (территории) выполнения трудовой функции, на дистанционного работника распространяется действие статей 166168 Трудового кодекса.

Вместе с тем статьей 166 Трудового кодекса установлено, что служебная командировка представляет собой поездку работника по распоряжению работодателя на определенный срок для выполнения служебного поручения вне места постоянной работы.

В соответствии со статьей 168 Трудового кодекса в случае направления в служебную командировку работодатель обязан возмещать работнику расходы по проезду, расходы по найму жилого помещения, дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства (суточные), иные расходы, произведенные работником с разрешения или ведома работодателя.

Также статьей 168 Трудового кодекса установлено, что порядок возмещения расходов, связанных со служебными командировками, определяется коллективным договором или локальным нормативным актом.

Учитывая вышеизложенное, в случае если поездка работника, выполняющего работу дистанционно, для выполнения своих трудовых обязанностей к месту нахождения работодателя признается командировкой в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации, то к суммам возмещения командировочных расходов дистанционного работника применяются положения пункта 2 статьи 422 Кодекса.

Согласно пункту 1 статьи 217 главы 23 «Налог на доходы физических лиц» Кодекса не подлежат обложению налогом на доходы физических лиц, если иное не предусмотрено пунктом 1 статьи 217 Кодекса, все виды компенсационных выплат, установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных, в частности, с исполнением налогоплательщиком трудовых обязанностей, включая направление в служебную командировку.

Положениями пункта 1 статьи 217 Кодекса предусмотрено, что при оплате работодателем налогоплательщику расходов, связанных со служебной командировкой, в доход, подлежащий налогообложению, не включаются, в частности, суточные, выплачиваемые в соответствии с законодательством Российской Федерации, но не более 700 рублей за каждый день нахождения в служебной командировке на территории Российской Федерации и не более 2 500 рублей за каждый день нахождения в служебной командировке за пределами территории Российской Федерации, а также фактически произведенные и документально подтвержденные целевые расходы на проезд до места назначения и обратно, расходы на проезд в аэропорт или на вокзал в местах отправления, назначения, пересадок, на провоз багажа, расходы по найму жилого помещения.

Таким образом, если в соответствии с вышеизложенными положениями Трудового кодекса поездка работника, выполняющего работу дистанционно, для выполнения служебного поручения работодателя признается командировкой, к суммам возмещения командировочных расходов работника применяются нормы пункта 1 статьи 217 Кодекса.

Настоящее письмо Департамента не содержит правовых норм, не конкретизирует нормативные предписания и не является нормативным правовым актом. Письменные разъяснения Минфина России по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, направленные налогоплательщикам и (или) налоговым агентам, имеют информационно-разъяснительный характер и не препятствуют налогоплательщикам, налоговым органам и налоговым агентам руководствоваться нормами законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме.

 

Заместитель директора Департамента

Р.А.ЛЫКОВ

23.07.2021

Можно предоставить дополнительные гарантии и компенсации вакцинированным, напомнил Минтруд

МИНИСТЕРСТВО ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПИСЬМО

от 7 июня 2021 г. N 14-4/10/П-4243

 

Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации в связи с поступающими вопросами работников и работодателей по вакцинации работников от новой коронавирусной инфекции, в том числе в рабочее время, направляет информационную справку для доведения ее до общероссийских объединений работодателей и полагает целесообразным информирование объединениями работодателей своих членов по данному вопросу.

 

Е.В.МУХТИЯРОВА


Приложение

 

ИНФОРМАЦИОННАЯ СПРАВКА

ПО ВОПРОСАМ ПРОВЕДЕНИЯ ВАКЦИНАЦИИ ОТ НОВОЙ

КОРОНАВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ

 

В связи с поступающими от работодателей и работников вопросами по проведению вакцинации работников от новой коронавирусной инфекции, в том числе в рабочее время, информируем.

Согласно статье 5 Трудового кодекса Российской Федерации регулирование трудовых отношений, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, осуществляется трудовым законодательством (включая законодательство об охране труда) и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, в том числе локальными нормативными актами работодателя. Трудовым законодательством работодателю предоставлены широкие возможности для самостоятельного регулирования вопросов организации труда работников.

Исходя из положений статей 8, 22, 41 Трудового кодекса Российской Федерации повышенные или дополнительные гарантии и компенсации, в том числе по предоставлению дополнительного времени отдыха работникам, проходящим вакцинацию от новой коронавирусной инфекции, могут устанавливаться коллективным договором, локальным нормативным актом с учетом финансово-экономического положения работодателя.

Например, дополнительные оплачиваемые дни отдыха с сохранением заработной платы, возможность присоединения их к очередному отпуску, дополнительные выплаты, оплата проезда, питания и т.п. работникам, принимающим участие в мероприятиях по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции.