Эксперт: в Америке царит «культура страха»

___-wide_video

Трагедия в Далласе, где в ходе уличных протестов погибли пятеро полицейских, а еще шесть получили ранения, повергла в шок всю Америку. Скотт Лукас, политолог и профессор британского Бирмингемского университета, в интервью DW рассказал о глубоких противоречиях, с которыми столкнулось американское общество.

— В чем вы видите главную проблему, почему происходят инциденты, вроде случившегося в Батон-Руж или теперь в Далласе?

 

— В Америке всегда наблюдался этот парадокс: с одной стороны, это страна с самой мощной экономикой, сильными вооруженными силами и — что бы ни говорили обо всех ее недостатках — довольно неплохой политической системой. В то же самое время, обладая всеми этими ресурсами, страна погружена в культуру страха. Это место, где очень много запуганных людей, причем длится это уже десятилетия — я еще помню времена холодной войны. Но, естественно, среди недавних событий, больше всего повлияли теракты 11 сентября 2001 года. Люди боятся оказаться в гетто, боятся лишений, наркотиков, преступности.

 

Движение Black Lives Matter («Жизни чернокожих имеют значение»), возникшее после убийства Майкла Брауна в 2014 году, занимается действительно важными вопросами: не только теми, что касаются полицейского насилия или якобы имеющего место быть полицейского насилия, но и такими проблемами, как экономическая ситуация, безработица в определенных регионах, неравенство доходов. Есть риск, что именно это движение сейчас будет восприниматься как угроза для каждого сотрудника полиции. Это может стать для его участников настоящим клеймом.

 

Бывший конгрессмен Джо Уолш, пишет у себя в Twitter, что, мол, идет настоящая война. Если подобные выражения будут использоваться политиками, включая и Дональда Трампа, это будет лишь способствовать эрозии, разрушению общества. Даже больше, чем просто «эрозии» — я никогда не стал бы использовать слово «угроза», поскольку это слово как раз и относится к репертуару политиков вроде Уолша, однако я хочу сказать, что у американской политики существует серьезная проблема, которая может усугубиться в результате реакции общества на происходящее.

 

— По поводу недавних инцидентов в обществе нет единого мнения: в социальных сетях каждая из групп — и полицейское сообщество, и люди из неблагополучных районов — считает себя жертвой. Как вы относитесь к этому постоянному поиску агрессора и жертвы?

 

— Социальные сети могут значительно усилить подобные процессы, поскольку люди общаются там в кругу своих сторонников, критикуют своих противников. Ирония в том, что в Далласе именно полиция сделала возможным проведение акций протеста. Полиция была готова к открытой дискуссии по этой теме. То, что произошло в Далласе, может иметь и другие последствия: в конце концов — в отличие от других городов — здесь не были запрещены демонстрации или предприняты попытки остановить протесты.

 

Это феномен культуры, когда полиция спешит заявить «мы — жертвы» и то же самое говорят протестующие. Но если мы попадемся в эту ловушку и начнем причитать «ах, действительно, все так и есть!», то мы просто не заметим того факта, что среди простых людей есть немало тех, кто хотел бы выйти за границы спора о том, кто виноват.

 

Я уверен, что до тех пор, пока мы не найдем решения проблемы со свободным доступом к оружию в Америке, не разберемся с этой базовой причиной насилия, недостаток контроля за оружием будет продолжать разрушать наше общество. 

admin

man