О РЕКОМЕНДАЦИЯХ ПО РАЗГРАНИЧЕНИЮ ДВИЖИМОГО И НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА

О РЕКОМЕНДАЦИЯХ
ПО РАЗГРАНИЧЕНИЮ ДВИЖИМОГО И НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА В ЦЕЛЯХ
ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОБЪЕКТОВ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ ПО НАЛОГУ
НА ИМУЩЕСТВО ОРГАНИЗАЦИИ
 
Направляем полученное в связи с обращением письмо Минэкономразвития России от 12.02.2020 N Д23и-4183 с рекомендациями по вопросу разграничения движимого и недвижимого имущества в целях определения объектов налогообложения по налогу на имущество организаций.
Ознакомьте с письмом сотрудников налоговых органов, осуществляющих администрирование налогообложения имущества организаций, в т.ч. обеспечивающих проведение камеральных налоговых проверок.
 
Действительный
государственный советник
Российской Федерации
2 класса
С.Л.БОНДАРЧУК
Приложение
 
МИНИСТЕРСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
ПИСЬМО
от 12 февраля 2020 г. N Д23и-4183
 
ОБ ОТНЕСЕНИИ
ОБЪЕКТОВ, ВХОДЯЩИХ В СОСТАВ ИМУЩЕСТВЕННОГО КОМПЛЕКСА
АТОМНОЙ СТАНЦИИ, К ОБЪЕКТАМ НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА
 
Департамент недвижимости Минэкономразвития России (далее — Департамент недвижимости) рассмотрел обращение относительно разграничения движимого и недвижимого имущества и сообщает, что согласно пункту 12.4 Типового регламента внутренней организации федеральных органов исполнительной власти, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 28 июля 2005 г. N 452, разъяснение законодательства Российской Федерации, практики его применения, а также толкование норм, терминов и понятий осуществляются федеральными органами исполнительной власти в случаях, если на них возложена соответствующая обязанность.
В соответствии с Положением о Министерстве экономического развития Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 5 июня 2008 г. N 437, Минэкономразвития России не наделено полномочиями по разъяснению законодательства Российской Федерации в данной части.
Вместе с тем полагаем возможным отметить следующее.
Понятие объектов капитального строительства предусмотрено в пункте 10 статьи 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации (далее — ГрК РФ) и определено как «здание… сооружение … за исключением некапитальных строений, сооружений и неотделимых улучшений земельного участка (замощение, покрытие и другие)».
В данном понятии присутствует некоторая неопределенность, которая не позволяет достоверно отделить «настоящие» объекты капитального строительства от «ложных», которые являются улучшением земельного участка (гражданское законодательство также использует для обозначения этого правового явления понятие «составная часть»), из-за отсутствия ясности в вопросе, что является улучшением. Однако из приведенного ряда примеров следует, что к объектам капитального строительства не относятся такие сооружения, которые хотя и имеют прочную связь с землей, не требуют разрешения на строительство или декларации о начале строительства. Следовательно, под объектами капитального строительства нужно понимать те здания и сооружения, которые строятся на основании разрешений на строительство (уведомлений о начале строительства).
Что касается соотношения между понятием «объект капитального строительства» и «недвижимая вещь», то следует отметить отсутствие полного соответствия.
Во-первых, указанные понятия разные по своему объему: недвижимой вещью является не только постройка, но и земельный участок, и образованные из постройки помещения, и машино-места.
Во-вторых, указанные понятия применяются для разных целей. Используемое в градостроительном законодательстве понятие «объект капитального строительства» применяется прежде всего для описания общественных отношений в ходе строительства здания или сооружения, его ремонта, реконструкции (часть 1 статьи 4 ГрК РФ). В то же время гражданское законодательство употребляет понятия «недвижимая вещь», «недвижимость», «недвижимое имущество» для определения зданий и сооружений как вещей, по поводу которых возникают права и обязанности участников гражданского оборота. При этом представляется возможным отождествить оба понятия, когда они применяются к уже построенному зданию (сооружению). Другими словами, вероятность признания капитального объекта после завершения его строительства объектом недвижимости (или образования из него объекта недвижимости) весьма высока, в то время как некапитальная постройка, как правило, не становится недвижимостью. Эти доводы подкреплены решениями Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ).
В частности, в определении от 22 декабря 2015 г. по делу N 304-ЭС15-11476, А27-18141/2014 при решении вопроса о признании вещи недвижимостью предлагалось представить доказательства возведения здания в установленном законом и иными нормативными актами порядке на земельном участке, предоставленном для строительства объекта недвижимости, с получением разрешительной документации с соблюдением градостроительных норм и правил. В определении от 1 апреля 2019 г. N 309-ЭС19-2232 было указано, что дополнительным признаком недвижимой вещи является признак самостоятельности недвижимой вещи. Указанные выводы ВС РФ позволяют сделать заключение, что для признания объекта недвижимостью нужны такие же условия, что и для признания здания (сооружения) объектом капитального строительства: наличие разрешения (уведомления) о строительстве и наличие самостоятельной хозяйственной ценности, т.е. возможности быть отдельным предметом в гражданском обороте.
Учитывая изложенное, представляется, что строения и сооружения, построенные и введенные в эксплуатацию, относятся к объектам капитального строительства и с большой степенью вероятности — к объектам недвижимости.
Некапитальная постройка, то есть сооружение, которое не имеет прочной связи с землей и конструктивные характеристики которого позволяют осуществить его перемещение и (или) демонтаж, последующую сборку без несоразмерного ущерба назначению и без изменения его основных характеристик (в том числе киоски, навесы и другие подобные строения, сооружения) можно отнести, с точки зрения гражданского права, к отделимым улучшениям.
Что касается улучшений земельного участка, которые ГрК РФ не признает ни объектами капитального строительства, ни объектами некапитального строительства, то гражданское право их с большей вероятностью считает неотделимыми улучшениями (составными частями) земельного участка.
Согласно Перечню видов объектов, размещение которых может осуществляться на землях или земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, без предоставления земельных участков и установления сервитутов, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 3 декабря 2014 г. N 1300 (далее — постановление N 1300), использование земель и земельных участков без предоставления и установления сервитута может осуществляться с целью размещения объектов, для большинства из которых предусмотрено условие об отсутствии необходимости получения разрешения на строительство, то есть являющихся либо неотделимыми улучшениями земельного участка, либо некапитальными объектами.
В силу пункта 5 части 17 статьи 51 ГрК РФ законодательством субъектов Российской Федерации о градостроительной деятельности также могут быть установлены дополнительные случаи, когда получение разрешения на строительство не требуется.
Таким образом, по мнению Департамента недвижимости, объекты, попадающие под регулирование части 17 статьи 51 ГрК РФ, не могут являться объектами капитального строительства.
Обращаем внимание на мнение ВС РФ, изложенное в определении от 2 августа 2019 г. N 306-ЭС19-12084, согласно которому земельным законодательством и постановлением N 1300 не предусмотрено в качестве основания для использования публичных земель в особом порядке (без их предоставления) строительство капитальных объектов.
Учитывая изложенное, в случае если объекты, речь о которых идет в обращении, построены и введены в эксплуатацию с получением разрешительной документации, т.е. как объекты капитального строительства, то такие объекты с большей степенью вероятности относятся к объектам недвижимости.
Дополнительно отмечаем, что ранее позиция Департамента недвижимости относительно критериев отнесения отдельных видов объектов к недвижимому имуществу была изложена в письме от 11 октября 2016 г. N Д23и-4847 (размещено в сети «Интернет», а также в справочно-правовой системе «КонсультантПлюс») и исходит из того, что сооружения, построенные и введенные в эксплуатацию с получением разрешительной документации, т.е. как объекты капитального строительства, с большой степенью вероятности относятся к объектам недвижимости.
Также для сведения сообщаем, что в целях полноценного вовлечения в гражданский оборот объектов недвижимого имущества, совершенствования вопросов их государственного кадастрового учета и государственной регистрации прав на них Минэкономразвития России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и с участием представителей предпринимательского сообщества разработаны и внесены в Правительство Российской Федерации проекты федеральных законов «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части совершенствования законодательства о недвижимом имуществе» и «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в целях приведения их в соответствие с Гражданским кодексом Российской Федерации в части совершенствования законодательства о недвижимом имуществе», направленные на совершенствование сложившегося гражданского оборота недвижимости.
 
Заместитель директора
Департамента недвижимости
М.В.БОЧАРОВ

Совместитель на больничном — не торопитесь увольнять его в связи с приемом основного работника

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
 
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 сентября 2019 г. N 33-20456/2019
 
Судья: Левина Е.В.
 
Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Селезневой Е.Н.
судей Венедиктовой Е.А. Ягубкиной О.В.
при участии прокурора Андреевой Н.А.
при секретаре А.
рассмотрела в открытом судебном заседании 17 сентября 2019 года гражданское дело N 2-706/2019 по апелляционной жалобе закрытого акционерного общества «Меди» на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 23 мая 2019 года по иску М.А.ЖА. к закрытому акционерному обществу «МЕДИ» о восстановлении на работе, признании приказа об увольнении незаконным, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Селезневой Е.Н., выслушав объяснения представителя истца — Я., представителей ответчика — М.А.Л., К.Т., заключение прокурора Андреевой Н.А., полагавшей решение суда законным и обоснованным.
Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда
 
установила:
 
М.А.ЖА. обратилась в Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ЗАО «МЕДИ» о признании незаконным приказа об увольнении N 48 от 16.10.2018, которым действие трудового договора прекращено и истец уволена с 17.10.2018 по статье 288 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с приемом на работу сотрудника, для которого эта работа будет основной, восстановлении на работе в должности врача-хирурга по совместительству, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула за период с 17.10.2018 по 21.05.2019 в размере 890256 рублей 14 копеек, компенсации морального вреда в размере 100000 рублей.
В обоснование исковых требований М.А.ЖА. указывала на незаконность увольнения, поскольку оно произведено в период ее нетрудоспособности.
Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 23.05.2019 иск М.А.ЖА. частично удовлетворен. Признан незаконным приказ N 148 от 17.10.2018 о прекращении трудового договора. М.А.ЖА. восстановлена в должности врача-хирурга ЗАО «МЕДИ» по совместительству с 18.10.2018. ЗАО «МЕДИ» в пользу М.А.ЖА. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в размере 878433 рубля 27 копеек, компенсация морального вреда в размере 20000 рублей, в остальной части иска отказано. С ЗАО «МЕДИ» в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 12284 рубля 33 копейки. Решение в части восстановления на работе и взыскания заработной платы за время вынужденного прогула за три месяца в размере 319430 рублей 28 копеек из суммы 878433 рубля 27 копеек обращено к немедленному исполнению.
В апелляционной жалобе ЗАО «МЕДИ» ставит вопрос об отмене решения суда ввиду его незаконности и необоснованности, принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении иска, ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального права.
Прокурором Центрального района Санкт-Петербурга представлены возражения на апелляционную жалобу, по доводам которых просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
На рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции истец М.А.ЖА. не явилась, о времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом, по правилам статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, путем направления судебного извещения по адресу ее места жительства и полученного 20.08.2019, направила для участия в заседании судебной коллегии своего представителя, в связи с чем судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в ее отсутствие по правилам статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, заключение прокурора, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения на апелляционную жалобу, проверив в порядке части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.
Согласно пункту 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 от 19.12.2003 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 5961, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
В соответствии с положениями статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным материалам дела, не имеется.
Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что с 03.06.2013 М.А.ЖА. состояла в трудовых отношениях с ЗАО «МЕДИ» в должности врача-хирурга по совместительству на 0,25 ставки, на основании трудового договора N МД-0000069 от 03.06.2013, приказа N МД-0000072 от 03.06.2013.
В период с 14.09.2018 по 21.09.2018, с 27.09.2018 по 11.10.2018, с 12.10.2018 по 26.10.2018, с 27.10.2018 по 09.11.2018 истец была нетрудоспособна, указанные обстоятельства подтверждаются листками нетрудоспособности и сообщением ГУ Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ от 29.12.2018.
Согласно выписному эпикризу N 8395/8476 в период с 12.10.2018 по 25.10.2018 М.А.ЖА. находилась на стационарном лечении в хирургическом отделении СПб ГБУЗ «Городская больница Святого Праведного Иоанна Кронштадтского».
11.10.2018 истец сообщила ответчику путем направления электронного письма на адрес Ч.И.Г. о своей нетрудоспособности.
Факт направления и получения указанного электронного письма подтверждается протоколом осмотра письменного доказательства от 19.02.2019, составленного нотариусом П.Г.Л., и заключением специалиста N 3110/2019 от 13.05.2019, согласно выводам которого, анализ двух почтовых сообщений от 11 октября 2018 года в 22:23 между meltsova@yandex.ru и churina@medi.spb.ru свидетельствует о том, что в момент 22:23:20 было почтовое сообщение (с данными) от meltsova@yandex.ru к churina@medi.spb.ru, которое прошло весь путь по серверам yandex.ru и прошло проверку на наличие и работоспособность сервера medi.spb.ru; в момент 22:23:23 было почтовое сообщение (активизированное сервером medi.spb.ru со свидетельством о факте успешной доставки предыдущего сообщения до почтового ящика churina@medi.spb.ru на сервер medi.spb.ru, которое дошло до почтового ящика meltsova@yandex.ru. На основании полных заголовков данных путей, близостью моментов времени обоих сообщений (фиксированных серверами доставки, то есть вне зависимости от возможностей хакеров в подделке этих почтовых сообщений, повторяемости доменов в заголовках почтовых сообщений, соответствием исследуемых специалистов процессов — общим схемам работы серверов организации yandex.ru), можно сделать вывод о достоверности обоих почтовых сообщений: и информационного от meltsova@yandex.ru к churina@medi.spb.ru, и квитанции доставки до meltsova@yandex.ru, то есть эти сообщения не являются искусственной подделкой, а действительно отосланы в соответствующие им моменты времени.
17.10.2018 ответчик направил в адрес истца уведомление о прекращении трудового договора от 01.04.2016, которое истцом получено 01.11.2018.
Приказом N 148 от 16.10.2018 действие трудового договора прекращено с 17.10.2018 по статье 288 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с приемом на работу сотрудника, для которого эта работа будет основной.
В приказе содержится отметка о том, что ознакомить с ним истца невозможно по причине ее неявки.
Удовлетворяя исковые требования, районный суд обоснованно исходил из того, что увольнение истца произошло с нарушением установленной законом процедуры, поскольку на дату увольнения М.А.ЖА. являлась нетрудоспособной, в связи с чем, пришел к выводу о признании приказа об увольнении незаконными, восстановил М.А.ЖА. в занимаемой должности и взыскал с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, которые постановлены при правильном применении норм материального права, регулирующего спорные правоотношения, ссылки на которые имеются в обжалуемом решении, и по существу в апелляционной жалобе не опровергнуты.
Согласно части третьей статьи 282 Трудового кодекса Российской Федерации работа по совместительству может выполняться работником как по месту его основной работы, так и у других работодателей.
В соответствии со статьей 288 Трудового кодекса Российской Федерации помимо оснований, предусмотренных настоящим кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор, заключенный на неопределенный срок с лицом, работающим по совместительству, может быть прекращен в случае приема на работу работника, для которого эта работа будет являться основной, о чем работодатель в письменной форме предупреждает указанное лицо не менее чем за две недели до прекращения трудового договора.
Данное основание увольнение относится к основаниям увольнения по инициативе работодателя.
Частью шестой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено правило о том, что не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.
Как разъяснено в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. При этом необходимо иметь в виду, что не допускается увольнение работника (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.
Вместе с тем в силу пункта 27 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации при реализации гарантий, предоставляемых кодексом работникам в случае расторжения с ними (Трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны самих работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы. При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.
С учетом подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению юридически значимыми обстоятельствами по данному делу являлись: установление факта временной нетрудоспособности истца на момент увольнения; наличия или отсутствия в действиях М.А.ЖА. злоупотребления правом, выражающегося в использовании ею в недобросовестных целях предоставленных ей при увольнении гарантий путем сокрытия факта временной нетрудоспособности.
Из материалов дела следует, что в период с 27.09.2018 по 09.11.2018 М.А.ЖБ. являлась временно нетрудоспособной, находилась на больничном, а именно: с 27.09.2018 по 11.10.2018, с 12.10.2018 по 26.10.2018, с 27.10.2018 по 09.11.2018.
11.10.2018 посредством электронной почты на адрес корпоративной почты своего непосредственного руководителя — главного врача клиники семейной медицины Ч.И.Г. истец направила сообщение, в котором информировала руководство клиники о своей нетрудоспособности с 27.09.2018 по 11.10.2018, а также о предстоящей госпитализации и новом больничном с 12.10.2018.
Электронное сообщение с личного электронного адреса истца в адрес корпоративной почты главного врача успешно доставлено, что подтверждается отчетом о его отправлении, осмотром письменных доказательств нотариусом, а также заключением специалиста Санкт-Петербургского Института независимых исследований и оценки.
Также информация о нетрудоспособности истца, подтверждается выписным эпикризом N 8395/8476 СПб ГБУЗ «Гор. Больница Святого Праведного Иоанна Кронштадтского», согласно которому М.А.ЖБ. в период с 12.10.2018 по 25.10.2018 находилась на стационарном лечении хирургического отделения, что также подтверждается электронным больничным листом с 12.10.2018 по 26.10.2018.
Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что увольнение М.А.ЖА. в период ее нетрудоспособности повлекло нарушение ее трудовых прав со стороны работодателя.
Поскольку истец уволена по инициативе работодателя в период нетрудоспособности, такое нарушение порядка увольнения является безусловным основанием для признания увольнения истца незаконным.
Вопреки доводам апелляционной жалобы о том, что истец не довел до сведения работодателя о нахождении на больничном, материалы дела содержат письмо направленное посредством электронной почты на адрес корпоративной почты непосредственного руководителя — главного врача клиники семейной медицины Ч.И.Г. о наличии у истца больничного листа. При таких обстоятельствах, оснований для применения положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которую ссылается ответчик, не имеется.
При указанных обстоятельствах в соответствии со статьей 394 Трудового кодекса Российской Федерации обоснованно удовлетворены требования о восстановлении истца на работе в ранее занимаемой должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула за период с 18.10.2018 по 21.05.2019 в размере 878433 рубля 27 копеек.
Судебная коллегия, проверив расчет размера заработной платы за время вынужденного прогула, произведенного судом первой инстанции, находит его обоснованным.
Доводы апелляционной жалобы о том, что судом неверно определен период вынужденного прогула и тем самым неправильно произведен расчет оплаты вынужденного прогула, основаны на ошибочном толковании приведенных выше норм и не могут повлечь отмену или изменение обжалуемого решения АО следующим основаниям.
Согласно трудовому договору (п. 5.1) оплата труда работника осуществляется в размере 30000 в месяц с учетом работы (9,75 часов в неделю. Суд правильно произвел расчет среднедневного заработка истца и заработной платы, за период вынужденного прогула исходя из условий трудового договора.
Доводы апелляционной жалобы, о незаконности обращения к немедленному исполнению решения в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула за три месяца, хотя и заслуживают внимания, однако отмены решения в этой части не влекут.
Согласно статье 211 Трудового кодекса Российской Федерации немедленному исполнению подлежит решение суда, в том числе о выплате работнику заработной платы в течение трех месяцев, о восстановлении на работе.
С учетом приведенной нормы незаконно уволенный работник вправе получить заработную плату за три месяца вынужденного прогула немедленно независимо от срока вступления решения суда в законную силу.
Поскольку судом было установлено нарушение трудовых прав истца, в соответствии с положениями статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации, суд также правомерно пришел к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда, размер которой обоснованно был определен судом, исходя из конкретных обстоятельств дела, требований разумности и справедливости.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции и считает, что при разрешении возникшего спора суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил решение, основанное на оценке собранных по делу доказательств и отвечающее требованиям вышеуказанных норм материального права.
Учитывая изложенное, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
 
определила:
 
Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 23 мая 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

ПОДОТЧЕТНЫЕ СРЕДСТВА МОГУТ БЫТЬ ПРИЗНАНЫ ДОХОДОМ ФИЗЛИЦА, ЕСЛИ ДОКУМЕНТЫ ПО ИХ РАСХОДОВАНИЮ ОТСУТСТВУЮТ

ИНФОРМАЦИЯ
 
ПОДОТЧЕТНЫЕ СРЕДСТВА
МОГУТ БЫТЬ ПРИЗНАНЫ ДОХОДОМ ФИЗЛИЦА, ЕСЛИ ДОКУМЕНТЫ
ПО ИХ РАСХОДОВАНИЮ ОТСУТСТВУЮТ
 

Верховный Суд РФ подтвердил, что доход руководителя, полученный от ООО, подлежит обложению НДФЛ, если нет доказательств целевого использования подотчетных денежных средств и приобретения товарно-материальных ценностей.

 

В ходе выездной проверки инспекция установила, что организация не включила в совокупный доход своего руководителя неоднократно полученные им подотчетные суммы. НДФЛ с них не был удержан и перечислен компанией в бюджет. Она не представила документы, подтверждающие целевое использование руководителем указанных средств, а также доказательства оприходования ООО товарно-материальных ценностей, приобретенных на них. Кроме того, физлицо самостоятельно НДФЛ не исчислило и не представило в налоговый орган декларации по форме 3-НДФЛ. Поэтому инспекция посчитала эти суммы доходом физлица и доначислила организации НДФЛ, пени и штраф.

 

Компания не согласилась с этим решением и обратилась в суд. Она посчитала, что спорные доходы являются подотчетными суммами, поэтому обязанности удерживать НДФЛ у ООО не появляется.

 

Суды трех инстанций отказали организации в удовлетворении заявленных требований. Они указали, что лица, получившие наличные деньги под отчет, обязаны предъявить в бухгалтерию предприятия отчет об израсходованных суммах. Если нет доказательств, подтверждающих их целевое расходование и оприходование ООО товарно-материальных ценностей, такие суммы считаются доходом руководителя организации и включаются в базу по НДФЛ. Поэтому организация как налоговый агент должна исчислить, удержать и перечислить с них в бюджет НДФЛ.

 

Организация обратилась в Верховный Суд РФ, который отказал ей в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения.

Как составить гражданско-правовой договор оказания услуг с физическим лицом?

Если исполнителем по договору оказания услуг является физическое лицо, необходимо обратить внимание на ряд условий. Использование формулировок, характерных для трудовых отношений, может быть одним из оснований для признания договора трудовым, а не гражданско-правовым. Как составить договор оказания услуг с физическим лицом? Какие условия в него включить? Ответы на эти вопросы найдёт Виктор Бочеев в сегодняшнем выпуске «Находим ответ».

Об НДФЛ и страховых взносах при прохождении работниками обязательных предварительных медосмотров

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА
 
ПИСЬМО
от 27 января 2020 г. N БС-4-11/1082@
Вопрос:
Об НДФЛ и страховых взносах при прохождении работниками обязательных предварительных медосмотров.
 
Ответ:
 
 
Федеральная налоговая служба рассмотрела интернет-обращение от 21.11.2019 по вопросам разъяснения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и в рамках компетенции налоговых органов сообщает следующее.
Исходя из положений статей 212 и 213 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — Трудовой кодекс) работодатель обязан организовывать проведение за счет собственных средств обязательных предварительных (при поступлении на работу) медицинских осмотров работников.
Статьей 213 Трудового кодекса определены категории работников и лиц, в отношении которых работодатель обязан организовывать проведение за счет собственных средств обязательных предварительных (при поступлении на работу) медицинских осмотров. К ним относятся работники, занятые на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (в том числе на подземных работах), на работах, связанных с движением транспорта, а также работники организаций пищевой промышленности, общественного питания и торговли, водопроводных сооружений, медицинских организаций и детских учреждений.
Предусмотренные статьей 213 Трудового кодекса категории работников проходят медицинские осмотры в соответствии с Порядком проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, утвержденным приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 апреля 2011 г. N 302н (далее — Порядок).
Согласно пунктам 6 и 7 Порядка обязанности по организации проведения предварительных медицинских осмотров возлагаются на работодателя. Кроме того, предварительные осмотры проводятся при поступлении на работу на основании направления на медицинский осмотр, выданного лицу, поступающему на работу, работодателем.
С учетом изложенного прохождение обязательного предварительного (при устройстве на работу) медицинского осмотра работника должно осуществляться по направлению работодателя в медицинскую организацию и за счет средств работодателя.
В отношении НДФЛ
Согласно пункту 1 статьи 210 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной форме, или право на распоряжение которыми у него возникло.
Статья 41 Кодекса определяет доход как экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, учитываемую в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемую для физических лиц в соответствии с главой 23 «Налог на доходы физических лиц» Кодекса.
Таким образом, суммы оплаты работодателем стоимости проведения обязательных предварительных (при поступлении на работу) медицинских осмотров работников, проведенных в соответствии с вышеизложенными требованиями трудового законодательства Российской Федерации, не могут быть признаны экономической выгодой (доходом) работников, соответственно, доходов, подлежащих обложению налогом на доходы физических лиц, в таком случае не возникает.
В отношении страховых взносов
Пунктом 1 статьи 420 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Налоговый кодекс) определено, что объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов — организаций признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые ими в пользу физических лиц, в частности, в рамках трудовых отношений и по гражданско-правовым договорам, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг.
Согласно пункту 1 статьи 421 Налогового кодекса база для исчисления страховых взносов для плательщиков страховых взносов — организаций определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 420 Кодекса, начисленных плательщиками страховых взносов за расчетный период в пользу физических лиц, за исключением сумм, указанных в статье 422 Налогового кодекса.
Кроме того, в подпункте 2 пункта 1 статьи 422 Налогового кодекса поименованы все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат.
В случае если работодатель организует проведение предварительных медицинских осмотров своих работников, что в соответствии с положениями статьи 213 Трудового кодекса является обязанностью организации и не связано с выплатами работникам, то такие расходы организации не признаются объектом обложения страховыми взносами.
В противном случае, если организацией компенсируются работникам суммы их расходов по прохождению ими самостоятельно обязательных медицинских осмотров, такие суммы компенсации облагаются страховыми взносами в соответствии с пунктом 1 статьи 420 Налогового кодекса, поскольку не установлены законодательством Российской Федерации, и в перечне, содержащемся в подпункте 2 пункта 1 статьи 422 Налогового кодекса, такие компенсации не поименованы.
 
Действительный
государственный советник
Российской Федерации
2 класса
С.Л.БОНДАРЧУК
27.01.2020

Об учете в целях налога на прибыль расходов на оплату услуг по выбору места в самолете

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
ПИСЬМО
от 25 декабря 2019 г. N 03-03-06/1/101535
Вопрос:
Об учете в целях налога на прибыль расходов на оплату услуг по выбору места в самолете.
 
Ответ:
 
Департамент налоговой и таможенной политики рассмотрел письмо от 05.11.2019 и сообщает следующее.
В соответствии со статьей 168 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) в случае направления работника в служебную командировку работодатель обязан возместить ему: расходы на проезд; расходы на наем жилого помещения; дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства (суточные); иные расходы, произведенные работником с разрешения или ведома работодателя. При этом порядок и размеры возмещения расходов, связанных со служебными командировками, определяются коллективным договором или локальным нормативным актом, если иное не установлено ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Согласно положениям статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) налогоплательщики в целях налогообложения налогом на прибыль организаций уменьшают полученные доходы на осуществленные ими обоснованные и документально подтвержденные расходы (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).
При этом под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
В соответствии с подпунктом 12 пункта 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся, в частности, следующие затраты на командировки: расходы на проезд работника к месту командировки и обратно к месту постоянной работы; расходы на наем жилого помещения. По этой статье расходов подлежат возмещению также расходы работника на оплату дополнительных услуг, оказываемых в гостиницах (за исключением расходов на обслуживание в барах и ресторанах, расходов на обслуживание в номере, расходов на пользование рекреационно-оздоровительными объектами); суточные или полевое довольствие; оформление и выдачу виз, паспортов, ваучеров, приглашений и иных аналогичных документов; консульские, аэродромные сборы, сборы за право въезда, прохода, транзита автомобильного и иного транспорта, за пользование морскими каналами, другими подобными сооружениями и иные аналогичные платежи и сборы.
Учитывая, что указанный перечень расходов не является исчерпывающим, а также то, что порядок и размеры возмещения расходов, связанных со служебными командировками, определяются работодателем-организацией коллективным договором или локальным нормативным актом, расходы по оплате услуг за выбор места в самолете могут быть учтены при определении налоговой базы по налогу на прибыль при условии, что возмещение указанных затрат предусмотрено локальным нормативным актом организации, и при условии их документального подтверждения.
 
Заместитель директора Департамента
А.А.СМИРНОВ
25.12.2019

Об отнесении разъяснений третьих лиц о применении законодательства о налогах и сборах к обстоятельствам, исключающим вину (смягчающим ответс

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА
 
ПИСЬМО
от 17 января 2020 г. N ЕД-4-2/523@
Вопрос:
Об отнесении разъяснений третьих лиц о применении законодательства о налогах и сборах к обстоятельствам, исключающим вину (смягчающим ответственность) в совершении налогового правонарушения.
 
Ответ:
 
Федеральная налоговая служба рассмотрела письмо ООО от 17.12.2019 и сообщает следующее.
Понятия комплаенса и комплаенс-проекта законодательством Российской Федерации о налогах и сборах не предусмотрены.
Вместе с тем необходимо отметить следующее. В силу подпункта 3 пункта 1 статьи 111 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) в перечень обстоятельств, исключающих вину лица в совершении налогового правонарушения, входит выполнение налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, налоговым агентом) письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора, страховых взносов) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции (указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым (расчетным) периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа), и (или) выполнение налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, налоговым агентом) мотивированного мнения налогового органа, направленного ему в ходе проведения налогового мониторинга.
При этом выполнение налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, налоговым агентом) письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора, страховых взносов) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных третьими лицами, в перечень обстоятельств, исключающих вину лица в совершении налогового правонарушения, не входит.
В силу подпункта 3 пункта 1 статьи 112 Кодекса перечень обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, не является исчерпывающим. В числе обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, статьей 112 Кодекса отнесены иные, не указанные в данной статье обстоятельства, которые могут быть признаны таковыми судом или налоговым органом, рассматривающим дело.
При этом выполнение налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, налоговым агентом) письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора, страховых взносов) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных третьими лицами, не может быть признано обстоятельством, смягчающим ответственность за совершение налогового правонарушения, так как вопрос о возмещении убытков (в форме штрафов за совершение налоговых правонарушений), причиненных данными разъяснениями, может быть разрешен в рамках гражданско-правовых правоотношений между лицом, оказавшим некачественные консультационные услуги, и его клиентом. Вопрос о возмещении убытков, причиненных некачественными консультационными услугами, законодательством о налогах и сборах не регулируется.
 
Действительный
государственный советник
Российской Федерации
2 класса
Д.В.ЕГОРОВ
17.01.2020
 

О ТАБЛИЧНОЙ ФОРМЕ УСЛОВИЙ КРЕДИТНОГО ДОГОВОРА, ДОГОВОРА ЗАЙМА

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
УКАЗАНИЕ
от 10 декабря 2019 г. N 5350-У
 
О ТАБЛИЧНОЙ ФОРМЕ УСЛОВИЙ
КРЕДИТНОГО ДОГОВОРА, ДОГОВОРА ЗАЙМА, КОТОРЫЕ ЗАКЛЮЧЕНЫ
С ФИЗИЧЕСКИМ ЛИЦОМ В ЦЕЛЯХ, НЕ СВЯЗАННЫХ С ОСУЩЕСТВЛЕНИЕМ
ИМ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, И ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
ЗАЕМЩИКА ПО КОТОРЫМ ОБЕСПЕЧЕНЫ ИПОТЕКОЙ, ПЕРЕЧЕНЬ
КОТОРЫХ ОПРЕДЕЛЕН ПУНКТАМИ 1 — 13, 15 И 16 ЧАСТИ 9
СТАТЬИ 5 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 21 ДЕКАБРЯ 2013 ГОДА
N 353-ФЗ «О ПОТРЕБИТЕЛЬСКОМ КРЕДИТЕ (ЗАЙМЕ)»
 
Настоящее Указание на основании пункта 6 части 2 статьи 6.1 Федерального закона от 21 декабря 2013 года N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2013, N 51, ст. 6673; 2019, N 31, ст. 4430) устанавливает табличную форму условий кредитного договора, договора займа, которые заключены с физическим лицом в целях, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности, и обязательства заемщика по которым обеспечены ипотекой, перечень которых определен пунктами 113, 15 и 16 части 9 статьи 5 Федерального закона от 21 декабря 2013 года N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)».
1. Табличная форма условий кредитного договора, договора займа, которые заключены с физическим лицом в целях, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности, и обязательства заемщика по которым обеспечены ипотекой (далее — договор кредита (займа), обеспеченный ипотекой), перечень которых определен пунктами 113, 15 и 16 части 9 статьи 5 Федерального закона от 21 декабря 2013 года N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» (далее — таблица условий договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой), установлена в приложении к настоящему Указанию.
2. Настоящее Указание подлежит официальному опубликованию и на основании решения Совета директоров Банка России (протокол заседания Совета директоров Банка России от 29 ноября 2019 года N 32) вступает в силу с 30 января 2020 года.
 
Председатель Центрального банка
Российской Федерации
Э.С.НАБИУЛЛИНА
 
 
 
 
 
Приложение
к Указанию Банка России
от 10 декабря 2019 года N 5350-У
«О табличной форме условий
кредитного договора, договора
займа, которые заключены
с физическим лицом в целях,
не связанных с осуществлением
им предпринимательской деятельности,
и обязательства заемщика
по которым обеспечены ипотекой,
перечень которых определен
пунктами 1 — 13, 15 и 16 части 9
статьи 5 Федерального закона
от 21 декабря 2013 года N 353-ФЗ
«О потребительском кредите (займе)»
 

ТАБЛИЧНАЯ ФОРМА
условий кредитного договора, договора займа, которые
заключены с физическим лицом в целях, не связанных
с осуществлением им предпринимательской деятельности,
и обязательства заемщика по которым обеспечены ипотекой,
перечень которых определен пунктами 1 — 13, 15 и 16
части 9 статьи 5 Федерального закона от 21 декабря
2013 года N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)»
 
N п/п

Условие договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой

Содержание условия договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой

1

2

3

1

Сумма кредита (займа) или лимит кредитования и порядок его изменения

 

2

Срок действия договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, и срок возврата кредита (займа)

 

3

Валюта, в которой предоставляется кредит (заем)

 

4

Процентная ставка (процентные ставки) в процентах годовых, а при применении переменной процентной ставки — порядок ее определения, ее значение на дату заключения договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой

 

5

Информация об определении курса иностранной валюты, в случае если валюта, в которой осуществляется перевод денежных средств кредитором третьему лицу, указанному заемщиком при предоставлении кредита (займа), отличается от валюты, в которой предоставлен кредит (заем)

 

6

Указание на изменение суммы расходов заемщика при увеличении используемой в договоре кредита (займа), обеспеченном ипотекой, переменной процентной ставки кредита (займа) на один процентный пункт начиная со второго очередного платежа на ближайшую дату после предполагаемой даты заключения договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой

 

7

Количество, размер и периодичность (сроки) платежей заемщика по договору кредита (займа), обеспеченному ипотекой, или порядок определения этих платежей

 

8

Порядок изменения количества, размера и периодичности (сроков) платежей заемщика при частичном досрочном возврате кредита (займа)

 

9

Способы исполнения заемщиком денежных обязательств по договору кредита (займа), обеспеченному ипотекой

 

9.1

Бесплатный способ исполнения заемщиком обязательств по договору кредита (займа), обеспеченному ипотекой

 

10

Указание о необходимости заключения заемщиком иных договоров, требуемых для заключения или исполнения договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой

 

11

Указание о необходимости предоставления обеспечения исполнения обязательств по договору кредита (займа), обеспеченному ипотекой, и требования к такому обеспечению

 

12

Цели использования заемщиком кредита (займа) (при включении в договор кредита (займа), обеспеченного ипотекой, условия об использовании заемщиком кредита (займа) на определенные цели)

 

13

Ответственность заемщика за ненадлежащее исполнение условий договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, размер неустойки (штрафа, пени) или порядок их определения

 

14

Условие об уступке кредитором третьим лицам прав (требований) по договору кредита (займа), обеспеченному ипотекой, с указанием согласия или запрета заемщика на уступку кредитором третьим лицам прав (требований) по договору кредита (займа), обеспеченному ипотекой

 

15

Услуги, оказываемые кредитором заемщику за отдельную плату и необходимые для заключения договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой (при наличии), их цена или порядок ее определения (при наличии), а также подтверждение согласия заемщика на их оказание

 

16

Способ обмена информацией между кредитором и заемщиком

 

 
Примечания
———————————
 
1. Графа «Содержание условия договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой» таблицы условий договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, заполняется кредитором и содержит условия договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой.
2. Исключение строк из таблицы условий договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, не допускается. Отсутствие информации в строках таблицы условий договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, обозначается отметкой «Отсутствует». В случае если условие не применимо к данному виду договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, проставляется отметка «Не применимо». Проставление отметки «Не применимо» допускается в графе «Содержание условия договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой» по строкам 5, 6, 12, 15 таблицы условий договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой.
3. При размещении части таблицы условий договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, на второй и следующих по порядку страницах договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, заголовки граф таблицы условий договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, повторяются. Строки таблицы условий договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, переносятся на следующую страницу целиком, кроме случаев, когда содержание условия договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, занимает более чем одну страницу договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой.
4. Слова «кредит» или «заем», а также слова «кредитный договор» или «договор займа» в соответствующем падеже по тексту таблицы условий договора кредита (займа), обеспеченного ипотекой, используются кредитором в зависимости от вида договора кредита (займа) (кредитный договор или договор займа соответственно), обеспеченного ипотекой.